Возвращение к любви - Страница 3

Изменить размер шрифта:

Эдди смеется.

– Я тоже хочу! – заявляет Кирстен и, поскольку возражений не поступает, признается: – Самое отстойное сегодня – булочки от гамбургеров на ужин.

Смелая девчонка, думаю я и кладу ей на тарелку еще одну булочку.

– Возможно, когда ты в следующий раз соберешься прийти на ужин к мясоедам, да еще и без приглашения, то захватишь с собой соевое мясо.

– А самое отпадное было сегодня в три часа! – продолжает она, ничуть не смутившись.

– А что произошло в три часа? – спрашивает Гевин.

– Уроки закончились, – пожимает плечами Кирстен. – Я бабочки как ненавижу школу!

Она переглядывается с мальчиками, как будто между ними существует какой-то тайный сговор. Я мысленно ставлю галочку: надо поговорить об этом с Колдером. Лейк толкает меня в бок и вопросительно смотрит, явно думая о том же самом.

– Твоя очередь. Как тебя, кстати, зовут? – спрашивает Кирстен у Гевина.

– Гевин. Отстой в том, что у какой-то одиннадцатилетней девчонки словарный запас больше, чем у меня, – с улыбкой глядя на Кирстен, говорит он. – А вот отпад… Ну, это сюрприз! – Он поворачивается к Эдди.

– Что еще? – спрашивает она.

– Да, в чем дело? – поддерживает ее Лейк.

Мне тоже становится любопытно, но Гевин просто разваливается поудобнее на стуле и, улыбаясь во весь рот, ждет, пока мы угадаем.

– Ладно, давай уже рассказывай! – толкает его Эдди.

– Работу нашел! – хлопая ладонями по столу, со счастливым видом провозглашает Гевин. – Устроился разносчиком пиццы в «Гетти»!

– Это и есть твой отпад?! Ты теперь разносчик пиццы?! – переспрашивает Эдди. – Вообще-то, больше похоже на отстой!

– Я ведь искал работу? Искал. А какая у нас с вами любимая пицца? Конечно «Гетти»!

– Что ж, тогда поздравляю, – закатив глаза, бурчит Эдди, явно не уверенная в том, что новость достойна поздравлений.

– А мы теперь будем есть пиццу бесплатно? – спрашивает Кел.

– Нет, но зато со скидкой! – гордо отвечает Гевин, радуясь, что хоть кто-то заинтересовался его карьерным ростом.

– Значит, это и есть мой отпад! Дешевая пицца! А вот самое отстойное сегодня – директор Брилл! – сообщает Кел.

– Боже, в чем же она провинилась? – спрашивает Лейк. – Хотя нет: сначала рассказывай, что ты натворил.

– Не только я… – смущается Кел, а Колдер тут же ставит локоть на стол, пытаясь закрыться от моего взгляда.

– Колдер, что ты натворил? – спрашиваю я.

Он опускает руку и смотрит на Гевина, который поспешно ставит локоть на стол, пряча от меня лицо, и продолжает есть, не обращая внимания на мой возмущенный взгляд.

– Гевин?! Что за бред ты рассказал им на этот раз?!

– Все, с меня хватит! – Гевин бросается картошкой в Кела и Колдера. – Больше никаких историй! Из-за вас у меня одни проблемы!

Кел и Колдер смеются и отвечают ему тем же.

– Я могу рассказать за них, мне несложно, – вмешивается Кирстен. – Они влипли на обеде. Миссис Брилл сидела в другом конце столовой, и они решили придумать, как бы заставить ее пробежаться. Все знают, что она переваливается, как утка, когда бегает, вот мы и решили посмотреть. Кел притворился, что подавился, а Колдер устроил настоящий спектакль: вскочил, стал бить его по спине и делать вид, что пытается помочь ему по методу Хаймлиха. Миссис Брилл чуть с ума не сошла! Подлетела к нашему столу, но Кел сказал, что ему уже лучше и что Колдер спас ему жизнь. Все бы ничего, но только она уже попросила кого-то позвонить в службу 911. Через пару минут к школе подъехали две «скорые» и пожарные. А один из мальчишек с соседнего стола наябедничал миссис Брилл, что они все это подстроили, поэтому Кела вызвали к ней в кабинет…

– Пожалуйста, скажи мне, что это шутка! – разъяренно глядя на брата, требует Лейк.

– Ну да, мы просто хотели пошутить, – с невинным видом отвечает Кел. – Кто же мог подумать, что они станут звонить 911! А теперь я целую неделю должен оставаться после уроков.

– А почему миссис Брилл мне не позвонила?

– Да звонила она, точно звонила. Но ты же не знаешь, где твой телефон.

– Значит, так. Если она еще раз на тебя пожалуется, пеняй на себя. Будешь сидеть под домашним арестом.

– Колдер, а ты что скажешь? – поворачиваюсь я к брату, который старательно прячет глаза. – Почему миссис Брилл не позвонила мне?

– Кел меня выгородил, – озорно улыбаясь, сообщает он. – Сказал ей, что я и правда решил, что он подавился, и пытался спасти ему жизнь. Вот это и есть мой отпад: меня наградили за героическое поведение! Я могу два урока заниматься самостоятельно в читальном зале!

Да, такое может произойти только с Колдером! Вместо наказания его еще и наградили!

– Так, мальчики, немедленно заканчивайте с такими выходками, ясно? Гевин, и никаких больше историй про чудесные школьные годы, понял?

– Да, мистер Купер, – язвительно отвечает Гевин и поворачивается к двум проказникам: – Только скажите, парни, она правда похожа на утку, когда бегает?

– Да не то слово! – смеется Кирстен. – Утка чистой воды! А какой у тебя был сегодня отстой, Колдер?

– Мой лучший друг сегодня подавился, – внезапно посерьезнев, отвечает тот, – и чуть было не задохнулся. Он мог умереть!

Все дружно смеются. Мы с Лейк изо всех сил пытаемся быть ответственными родителями, но иногда очень сложно учить их уму-разуму и при этом не думать о том, что они наши младшие братья. Мы вместе стараемся решать, когда нужно вести себя с ними построже, – Лейк считает, что так нужно поступать не слишком часто. Украдкой взглянув на нее, я вижу, что она смеется, и решаю, что это явно не тот случай.

– Можно, я все-таки доем? – спрашивает она, показывая на тарелку, до которой по-прежнему не может дотянуться, и я тут же переставляю ее обратно. – Благодарю вас, мистер Купер!

Я пихаю ее коленкой под столом: Лейк прекрасно знает, что я ненавижу, когда она меня так называет! Не знаю, почему меня это ужасно бесит… Наверное, потому, что, когда я и правда был ее учителем, жизнь превратилась в сплошное мучение. На первом же свидании я понял, что влюбился. Никогда в жизни мне не было так хорошо просто оттого, что я нахожусь рядом с девушкой. Все выходные я думал только о Лейк, а в понедельник, увидев ее в коридоре школы перед моей аудиторией, почувствовал, как будто мне сердце из груди вырвали… Я мгновенно понял, что происходит, а вот Лейк догадалась не сразу. А когда поняла, что я учитель, то посмотрела на меня таким взглядом, что я готов был сквозь землю провалиться. Я причинил ей боль. Разбил сердце. Но то же самое испытал тогда и я. Не дай мне бог еще раз увидеть в ее глазах такое выражение.

– Мне пора. – Кирстен встает и кладет свою тарелку в раковину. – Спасибо за булочки, Уилл, – ехидно благодарит она. – Они просто потрясающие!

Кел вскакивает с места и идет за ней к двери:

– Мне тоже пора. Давай я тебя провожу.

Я смотрю на Лейк, но та лишь закатывает глаза и вздыхает. Конечно, она волнуется – у Кела первая любовь! Лейк старается не думать о том, что мы будем делать, когда у наших братьев всерьез разыграются гормоны.

Колдер тоже встает:

– Пойду к себе, посмотрю телик. Увидимся, Кел! Пока, Кирстен!

Они машут ему на прощание и уходят.

– Она мне ужасно понравилась! – восклицает Эдди, как только дверь за Кирстен закрывается. – Надеюсь, Кел попросит ее быть его девушкой! А когда они вырастут, то поженятся и нарожают кучу необыкновенных детишек. И тогда мы все будем одной семьей!

– Перестань, Эдди! Ему же всего десять лет! – возмущается Лейк. – Какие девушки?!

– Ну вообще-то, через восемь дней ему исполнится одиннадцать! – перебивает ее Гевин. – Одиннадцать – самое время, чтобы завести первую подружку!

Лейк кидает целую пригоршню картошки фри в лицо Гевину.

Я обреченно вздыхаю: ну что с ней поделаешь…

– Ты сегодня прибираешься после ужина, – говорю я. – И ты, Эдди, тоже. А мы, Гевин, как настоящие мужчины, пойдем смотреть футбол, пока женщины будут заниматься своим делом.

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com