Недобрые сказки (СИ) - Страница 3

Изменить размер шрифта:

– Здравствуй, Реборн. Пришёл за своим другом? Он немного погостил у меня, ты же не против?

Он промолчал. Отвечать – глупость, просить о чём-то – тоже. Спрашивать, почему она здесь, – глупость самоубийственная. Это его вина, очевидно, иначе бы на свет не появилась ундина.

– Что же ты, Реборн? Неужели не хочешь к нам присоединиться? – девушка наклонила голову набок. И протянула, будто строчку из песни, низким голосом, задевающим что-то тёмное, животное, на уровне инстинктов: – Иди же ко мне, Реборн.

Он почти сделал шаг, зачарованный этим голосом, но опомнился в последний момент и потянулся за пистолетом, отступая назад. Волны плеснули, скрывая её полностью, за миг до того, как прозвучал выстрел, оставив повисшее в воздухе предупреждение:

– Остерегайся солёной воды, Реборн.

Киллер провёл рукой по лицу.

Шуршали о берег волны. Труп Скалла всё ещё плавал в воде. И все ещё нужно было убираться отсюда. Не он заставил Тсуну прыгнуть в воду, и даже после его смерти ундина не прекратит заманивать в морские пучины дураков, купившихся на ангельской голос и прекрасное личико. Свой мозг в чужую голову не вложишь, а если кто-то не хочет верить в сказки, то это уже не его, Реборна, проблемы.

Но рано или поздно – Реборн знал это – он станет одним из тех, кто шагнёт в море на этот зов. Говорят, если ундина родит ребёнка от живого мужчины, к ней вернётся душа…

========== Крысолов ==========

Многие слышали историю о славном городе Гамельне и постигшем его несчастье, когда полчища крыс наводнили его: не стесняясь, заглядывали в котлы поваров, кусали за пятки младенцев, ночевали прямо в шляпках богатых дам и запугивали собак и кошек, будто забыв, кто из них на какой ступени пищевой цепочки находится. Многие знают, что на помощь несчастным (но слишком уж жадным!) людям пришёл странный человек с дудочкой, увлёкший за собой сначала крыс, а потом и детей отказавшихся платить горожан.

Люди решили, что это был дьявол. Мафиози знали – иллюзионист.

***

Внешний Советник смотрел сурово и непреклонно, но пальцы у него подрагивали, и это не укрылось от собеседника.

– Итак, мы договорились?

Мужчина, лицо которого скрывала шляпа, усмехнулся:

– Не сомневайтесь. Я прекрасно знаю, как избавляться от крыс.

– Вы же понимаете, что дело не только… в крысах, – поморщился Емитсу. – Дело в том, кто их… приманил. И боюсь, в вину этих людей могут и не поверить.

Савада – хитрец. Мастер иносказаний, такой, что даже предъяви его враг запись этого разговора боссу Вонголы, Савада сможет вывернуться и убедить, что его не так поняли. Но всё-таки он трус.

«Трусость его и погубит», – решает собеседник мужчины, и ухмылка на лице становится гаже.

– Не беспокойтесь, – говорит он, – я решу все ваши проблемы и сдержу слово, если вы – сдержите своё.

Что-то дрогнуло в глазах Савады, какое-то необъяснимое, невыразимое чувство. Слово держать ему не слишком хочется. Кажется, что цена велика, возможно, слишком велика. Но оба мужчины знают, что взамен Савада получит не меньше.

– Сдержу, – говорит Емитсу и поджимает губы. Ясно, что разговор окончен.

Мужчина, не снимающий шляпу в помещении, встаёт:

– Ждите новостей, господин Советник. За платой я приду сам.

***

Ноно Вонголу постигло несчастье. После череды покушений на Девятого вдруг один за другим стали погибать сыновья. Убийца неуловим, виртуоз своего дела, в несколько раз лучше тех, кто приходил до него. Даже доказать, что все смерти – дело рук одного человека, и то было затруднительно.

Убивали по старшинству.

…Сначала Энрико. Жадный Энрико, нетерпеливый старший сын Тимотео, зачем же ты вышел один в город? Почему сбежал от собственной охраны вопреки приказам отца? Возможно, потому что знал: бояться нечего, ведь ты сам, сам нанял тех людей, что устраивали покушения на Ноно Вонголу – так хотелось быстрее стать Дечимо.

Впрочем, Тимотео этого благополучно не знал, а если бы Емитсу и сказал правду своему дону, ему бы никто не поверил. Девятый вообще многого не знал, старый дурак. Он был когда-то хорошим боссом, но с возрастом сдал, размяк. Устранить бы его за компанию с сыном, да только кого тогда пристроить на место Дечимо Вонголы? Уж точно не кобеля Энрико, забывшего о всяком благоразумии и готового волочиться за юбкой красотки, которая даже не была настоящей. Иллюзия, пусть даже и первоклассная. А Энрико – слабак и предатель. Такому нельзя отдавать власть над Семьёй.

Впрочем, Массимо был не лучше. Ещё один предатель и трус, знал о планах братца, но смолчал, а потом и вовсе принялся шантажировать Энрико. Выбил себе место Внешнего Советника – то-то Емитсу так всполошился! – и этим удовлетворился. Что ж, собаке – собачья смерть, так ведь говорится?

Однажды ночью Массимо, находившийся в командировке по делам Вонголы, вышел из отеля и решил искупаться в ночном море. Идти было недалеко – на самом деле, несколько километров, и ножками, ножками, не вспоминая об автомобиле – Массимо даже в голову не пришло предупредить кого-нибудь. Среднему сыну Тимотео, второму претенденту на место босса казалось, что он окунётся в воду – и сразу же вернётся. Это же быстро. И он шёл всё глубже и глубже, не понимая, что берег отдаляется, а волны захлёстывают с головой. Массимо нашли нескоро.

Сложнее всего было с Фредерико. За последним выжившим наследником и любимым сыном Тимотео следили тщательно, о его безопасности переживали, тряслись над ним как курицы над яйцом. Разве вырастет в таких условиях нормальный босс? Но Фредерико был умён, этого было не отнять. В дела старших братцев не лез, сразу понял, что ловить там нечего. Может, из него бы вышел толк, но боссом Фредерико быть не желал. Что ж, значит, не судьба. Надо было помнить о долге перед Семьёй, глядишь, и выжил бы.

Фредерико сглупил в одном – решил, что в смерти Энрико и Массимо виновен совершенно другой человек (справедливости ради стоит признать, что правда была слишком невероятна, чтобы сделать правильные выводы без подсказки). Фредерико пришёл к Занзасу, сказал, что уступит ему место босса, и выразил желание не иметь дело с мафией. Слюнтяй. За это его ждала самая страшная смерть.

Покушение следовало за покушением, Фредерико одолевала паранойя, чудились за каждой портьерой наёмные убийцы, даже близким людям доверять не получалось – в голову лезли мысли о предательстве. Поразительно, как слепы бывают люди – никто даже не понял, что происходящее с последним кандидатом в боссы ненормально, неправильно. Фредерико медленно съезжал с катушек, забрался в глушь с минимумом охраны, ввёл режим как при осадном положении, а однажды ночью, в приступе панической атаки, сбежал из особняка, окончательно потеряв разум.

В лесу его и настиг настоящий убийца. Пистолет выпал из трясущихся рук Фредерико, взрослый мужчина, он прижимался спиной к дереву и плакал как испуганный ребёнок. Убийца любезно подал ему канистру с бензином, вложил в руку зажигалку и с интересом наблюдал, как рыдающий, умоляющий о пощаде мужчина поджигает сам себя, не в силах сопротивляться безмолвному приказу.

Осталось совсем немного и можно будет забирать свою награду…

***

На просьбу Тимотео о встрече Реборн откликается почти сразу. Заканчивает последнее дело, приезжает в особняк Вонголы и уверенно идёт к кабинету Ноно, не обращая внимания на напряжённых и нервных людей. Интуиция опытного киллера говорит об опасности, но Реборн отмахивается от неё. Даже у лучших бывают слабости. Дружба – это слабость для мафиози. Но Реборн привык к мысли, что Вонгола не представляет для него опасности, и потому напряжение объясняет себе смертью последнего сына Ноно.

Емитсу тоже там: смотрит странным взглядом, дожидается, пока Реборн устроится в предложенном Ноно кресле, и только потом направляет на него пистолет. Вместе с остальными людьми, ворвавшимися в комнату.

– Что за?..

– Емитсу! – возмущённо и потрясённо смотрит на него Тимотео, приподнимаясь со своего места. Наверняка в голове старика мелькают мысли о перевороте, но Савада быстро объясняет:

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com