Моя последняя игра (СИ) - Страница 54

Изменить размер шрифта:

— Что непонятного? Я хочу начать жизнь с чистого листа. А вы, как грязь на нем, отравляете мое существование своим присутствием. Я не могу допустить, чтобы вы существовали, чтобы хоть что-то существовало, напоминая мне о прошлом. Вот и все. Разве это не повод?

Да уж, перестаралась с речью. Не заметила, как Натали выхватила пистолет. Она выстрелила. Никогда бы не подумала, что эта идиотка способна выстрелить в меня… и попасть.

От внезапно врезавшейся в меня пули, ноги не устояли и я рухнула на асфальт. Правое плечо обожгло болью. Я услышала сдавленные ругательства. Приподняла голову. Натали боролась с Людовиком. Ей не хватало сил, как и ему. Но, пистолет Людовику удалось выхватить из рук Натали, всего на секунду, она укусила его за ладонь и «пушка» полетела прямиком с моста. Людовик достал из кармана куртки нож. Напрасно. Натали вывернулась из его захвата и ударила Кукловода в живот. Людовик согнулся, Натали врезала ему совсем не по-девчачьи в челюсть. Нож выпал из рук Людовика и им тут же завладела эта психованная. Пнув мыском сапога, для верности, Людовика пару раз в грудь и живот, Натали направилась ко мне.

Я попыталась встать. Она кинулась, маневр был обманным. Поставив подножку, я повалила девицу на мостовую. Натали взвыла и ударила меня в раненное плечо. Теперь уже взвыла я. Мы катали по асфальту и каждая из нас пыталась исполосовать ножом другую. Натали везло. Я уже получила порядка десяти порезов, но в отличии от нее, у меня был превосходный учитель, который смог заставить преодолеть мое тело порог любой боли. Эрик. Главное, выбить из ее рук нож. И тогда я смогу достать собственный…

Этот удар я почти не почувствовала, пока по запрокинутому лицу не потекла соленая кровь. Натали попала в артерию на шеи. Больше не имеет смысла выжидать. Мокрыми и липкими от собственной крови пальцами я нащупала перочинный ножик. Ломая ногти до крови освободила его из кармана и обхватив брыкающуюся в моих руках Натали за шею, одним четким ударом вонзила ей нож чуть ниже затылка в основание шеи, повернула его и почувствовала, как тело девки дернувшись расслабилось на мне.

Последние силы ушли на то, чтобы спихнуть труп с себя. Я раскинув руки лежала на мокром от снега и крови асфальте и смотрела в ночное небо. И шеи толчками выходила воняющая ржавчиной жизнь. Моя жизнь. А все о чем я могла думать — это о том, что на небе нет ни одной звезды. И даже умирать мне приходиться в кромешной темноте. В той самой темноте, где я родилась, в той темноте, где я жила и в этой темноте мне предстоит умереть. Жизнь — прекрасна. И плевать, что это неправда.

— Гадина! Даже не думай! — прошипел осточертевший голос у меня над ухом.

Шею сдавило, он что решил не дожидаться пока я умру от потери крови и решил задушить меня? Внутри что-то булькнуло. Неужели смех? Меня пробирает смех, когда я умираю? Ну и кто из нас теперь чокнутый?

— Кто бы ты не был, тащи свой зад на мост Льюиса! Кто? Горячо всеми любимый Кукловод! Пошел ты, убожество! Если она сдохнет ты будешь следующим на очереди к ней на свидание в Аду, понял?!

Кажется Людовик сошел с ума, уже разговаривает сам с собой. Или это у меня галлюцинации? Не удивлюсь, если так. И опять из меня с бульканьем выходит смех и выливается кровь. Странно, но мне не больно. Так, неприятно. Потому, что холодно. Но не больно.

— Эй, урод…

— Заткнись, сука! Не смей говорить! — вопит Людовик, значит, не галлюцинация.

— Это яд огненной змеи, аспида — слова даются легко, но тихо, отчего я понимаю, что осталось совсем чуть-чуть.

Почему я ему это сказала? Думаете, не понимаю? На самом деле, понимаю. Я сказала потому, что ему уже не поможет противоядие. Слишком много времени прошло. Точно не поможет.

— Да знаю я! Уже выпил от твоей отравы антидот…

— Бессмертен — хихикнула я, все-таки эту игру я не смогла выиграть. Он всегда был на шаг впереди. Всегда.

— Заткнись, наконец!

Горло он сдавил мне сильнее. Я не пойму, он душит меня так изощренно или что? Неужели рану пережимает? Быть такого не может!

— Не хочу. Чего ты ждешь? Убей меня? Или просто уходи, сама умру…

— Заткнись! Замолчи!

Заело его что ли? Мне кажется или это вой сирен? И если это сирены, то почему Людовик все еще здесь? Чего он добивается? Хочется спросить, но мысли начинают путаться. А когда я вижу над собой знакомую фигуру копа, сил что-то спрашивать просто не остается.

— Что с ты с ней сделал? — орет Дэрэк рядом.

— Не даю сдохнуть! Отойди, медикам мешаешь! Не беспокойся, бежать не собираюсь! Пусть только кто-нибудь передавит ей артерию и сможешь меня арестовывать.

— Тебя арестовывают? — ушам своим не верю.

— Да заткнешься ты наконец?! — чуть ли не рычит Людовик.

И я заткнулась, но не потому, что Людовик так убедительно просил, а потому, что перестала дышать.

День… Да, какая разница?

Эпилог

Жизнь прекрасна. Не моя конечно, но все же.

С чего бы начать? Ладно, начну с того, что я не умерла. Как не странно об этом думать. Но, когда я очнулась в больнице. В первую минуту подумала, что Ад не так уж и плох. Потом задумалась, что врут и в Аду гораздо лучше, чем на грешной земле. Особенно когда к тебе наведываются копы чуть ли не каждый день и сверяют показания Кукловода с моими…

А вот и вторая новость. Людовик за решеткой и признается уже не первый день в своих преступных деяниях. Правда, память его периодически подводит и для уточнения многих спорных вопросов он отправляет ко мне копов. Те в свою очередь надоедают мне и я тихо сатанею.

Так ситуация выглядит с юмористической точки зрения. С реальной все гораздо хуже. Начну с того, что я до сих пор, а это около недели, теряюсь в догадках, зачем Людовику понадобилось звонить Дэрэку, зажимать мою рану до приезда полиции и сдаваться в руки правосудию? Он мог спокойно уйти. Даже убивать меня не пришлось бы. Как сказал мне врач, очень повезло, что до приезда парамедиков кто-то (Людовик) зажимал рану. Иначе приехали бы они уже к готовому трупу. Что почти и случилось. Но, меня откачали.

И вот, уже неделю я валяюсь на больничной койки. Убийство Натали, вот еще одна странность, на себя взял все тот же Людовик. Приезжал его папаша, на днях Людовика отправят на родину и там будут судить. Не представляю, как Рейгану удасться скостить срок любимому сыночку — дочурке. Да меня это и не волнует. Раз не сдох, значит, я опять провалилась.

Дэрэка застрелили. Через день. Пока я еще валялась в отключке в реанимационной, неизвестные напали на него, когда коп шел в больницу ко мне и изрешетили мужчину, в буквальном смысле этого слова, пулями. А еще через день у Гольфри в кабинете нашли пистолеты, из которых были произведены выстрелы в Дэрэка и на которых обнаружили отпечатки пальцев начальника команды «Браво». Рейган умело подчистил за сыном. Все, что сейчас могут предъявить Людовика — это убийство Натали, но и то сочтут, в целях самозащиты. А все его россказни благодаря отцу будут выглядеть, как бред сумасшедшего вот и назначат какое-нибудь лечение в пансионате для душевнобольных сроком на год, а потом отпустят. И все равно — это не главное.

Главное, что мою сумку никто не отобрал и даже не обыскал. И еще, я за эту неделю относительно встала на ноги. Самое время убираться отсюда. Я не бегу, я — ухожу. На какое-то время меня оставляют в покое и грех этим не воспользоваться.

Как я уже говорила, если жив Кукловод этот мир слишком тесен для нас двоих. Но, в ситуации, когда ты ничего не можешь сделать, стоит расслабиться и по мере возможности получать удовольствие.

Вот и я — Джокер в картах, проиграв Королю или Королеве? Затеряюсь в колоде, выжидая удачного момента, чтобы выпасть в очередном «Покере с Джокером».

А пока…

«Game Over».

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com