Безмолвная - Страница 4

Изменить размер шрифта:

— Да.

— Дата вскрытия — первое ноября прошлого года.

— И в тот же день вы определили причину смерти?

— Да. Как я уже говорила, он умер от массивного внутреннего кровоизлияния в результате разрыва селезенки.

— В тот же день вы указали также и характер смерти?

Она колебалась:

— Нет. По крайней мере, не окончательно…

— А почему нет?

Она вздохнула, осознавая, что все глаза следят за ней:

— Я хотела дождаться результатов токсикологической экспертизы. Чтобы убедиться, что мистер Диксон был под воздействием кокаина или других лекарственных препаратов. Я хотела быть осмотрительной.

— Так вам и следует поступать. Когда ваше решение может разрушить карьеру, даже жизни, двух преданных блюстителей порядка.

— Я всего лишь стараюсь быть точной с фактами, мистер Уэйли, везде, где они могут быть.

Уэйли не понравился ответ, она поняла это по его задергавшимся челюстным мышцам. Вся напускная приветливость исчезла, теперь это было настоящее сражение.

— Итак, вы сделали вскрытие первого ноября, — повторил он.

— Да.

— Что произошло после этого?

— Не уверена, что понимаю, о чем вы.

— Вы уехали на выходные? Вы проводили другие вскрытия на следующей неделе?

Она уставилась на него, нарастающая тревога змеей зашевелилась в желудке. Она не понимала, куда он клонит, но ей не нравилось это направление.

— Я уезжала на конференцию патологоанатомов, — ответила она.

— В Вайоминг, полагаю.

— Да.

— Где с вами произошло некое травмирующее происшествие. Вы подверглись нападению продажного офицера полиции.

Агилар вскочила на ноги:

— Протестую! Не имеет отношения к делу!

— Отклонено, — произнес судья.

Уэйли заулыбался, ему расчистили дорогу к вопросам, которых так боялась Маура.

— Это правда, доктор Айлз? На вас напал офицер полиции?

— Да, — прошептала она.

— Боюсь, я не расслышал.

— Да, — повторила она громче.

— И как же вы выжили в этом нападении?

В зале воцарилась гробовая тишина, все жаждали услышать ее историю. Историю, о которой ей не хотелось даже думать, из-за которой ее до сих пор преследовали ночные кошмары. Она вспомнила пустынный холм в Вайоминге. Вспомнила стук дверцы автомобиля заместителя шерифа, когда та захлопнулась, заперев ее на заднем сиденье за решеткой для заключенных. Она вспомнила свою панику, когда тщетно пыталась разбить окно руками, пытаясь убежать от человека, который хотел убить ее.

— Доктор Айлз, как вы выжили? Кто пришел вам на помощь?

Она сглотнула:

— Мальчик.

— Джулиан Перкинс, шестнадцати лет, полагаю. Юноша, который выстрелил и убил офицера полиции.

— У него не было выбора!

Уэйли наклонил голову:

— Вы защищаете мальчика, который убил полицейского?

— Плохого полицейского.

— А затем вы вернулись домой в Бостон. И объявили, что смерть мистера Диксона была убийством.

— Потому что это было убийством.

— Или это был несчастный случай? Неизбежное последствие борьбы с агрессивным арестованным, чтобы усмирить его?

— Вы видели фотографии из морга. Полиция применила гораздо большую силу, чем было необходимо.

— Так же, как и тот мальчик в Вайоминге Джулиан Перкинс. Он застрелил заместителя шерифа. Вы считаете это превышение самообороны оправданным?

— Протестую, — воскликнула Агилар. — Здесь судят не доктора Айлз.

Уэйли перешел к следующему вопросу, его взгляд сосредоточился на Мауре:

— Что произошло в Вайоминге, доктор Айлз? Пока вы боролись за свою жизнь, к вам пришло озарение? Внезапное осознание, что полицейские — враги?

— Протестую!

— Или полицейские всегда были врагами? Члены вашей семьи, кажется, так и думают.

Раздался удар молотка.

— Мистер Уэйли, немедленноподойдите к судье.

Маура села, ошарашенная, пока адвокаты совещались с судьей. Итак, дошло до этого, начали ворошить прошлое ее семьи. Каждый коп в Бостоне, скорее всего, знал о ее матери Амалтее, в настоящий момент отбывавшей пожизненный срок в женской тюрьме Фремингема. Монстр, который родил меня, подумала она. Каждый, кто смотрит на меня, должно быть, размышляет, просочилось ли зло и в мою кровь тоже. Она заметила, что обвиняемый, офицер Графф, не сводит с нее глаз. Их взгляды встретились, и его губы скривились в улыбке. Добро пожаловать в неприятности, прочла она в его глазах. Вот что происходит, когда переходишь тонкую голубую линию. [2]

— Суд удаляется на перерыв, — объявил судья. — Мы продолжим слушание в два часа пополудни.

Пока присяжные покидали зал, Маура откинулась на стуле, не заметив, что Агилар стоит позади нее.

— Это был удар ниже пояса, — сказала Агилар. — Такого нельзя было допускать.

— Он преуспел насчет меня, — произнесла Маура.

— Да, но это все, что у него есть. Потому что фотографии вскрытия выглядят чертовски убедительными. — Агилар жестко взглянула на нее. — Есть что-то еще, что мне нужно знать о вас, доктор Айлз?

— Помимо того факта, что моя мать осуждена за убийство, а я пытаю котят забавы ради?

— Я не шучу.

— Вы же сами сказали сегодня. Здесь судят не меня.

— Нет, но они попытаются вытряхнуть это из вас. Ненавидите ли вы копов. Есть ли у вас недобрые намерения. Мы проиграем это дело, если присяжные посчитают, что вы нечестны. Поэтому скажите мне, есть ли что-то еще, что они могут вытащить на всеобщее обозрение? Любые секреты, о которых вы мне еще не рассказывали.

Маура обдумывала личные проблемы, которые держала в секрете. Запретная любовная связь, которую она недавно прервала. Ее семейная история насилия.

— У каждого есть секреты, — сказала она. — Мои не имеют значения.

— Будем надеяться, что нет, — произнесла Агилар.

Глава третья

Куда не глянь в Бостонском Чайнатауне, призраки были везде. Они населяли тихий Тай Дун Виллидж [3]так же, как и пеструю Бич-стрит, парили вдоль Пинг-он-Элли и спускались по темному переулку за Оксфорд-плейс. [4]Призраки были повсюду на этих улицах. По крайней мере, именно так рассказывал гид Билли Фу, и настаивал на этом. Неважно, верил ли он в это сам, его работой было убедить туристов в том, что эти улицы населены призраками. Люди хотятверить в привидений, вот почему многие из них готовы выложить по пятнадцать баксов с носа и стоять на углу Бич и Оксфорд, трясясь от страха и слушая кровавые истории Билли об убийстве. В этот вечер тринадцать из них благополучно записались на «Ночной призрачный тур по Чайнатауну», включая парочку непослушных десятилетних близнецов, которым пора было мирно спать в кроватках еще три часа назад. Но когда нужны деньги, не стоит отворачиваться от платежеспособных клиентов, даже если те всего лишь проказливые мальчишки. Билли был безработным актером безо всяких перспектив на горизонте, и его сегодняшний заработок составлял сто девяносто пять долларов плюс чаевые. Неплохой куш за пару часов рассказывания небылиц, даже если при этом приходится носить унизительные атласный китайский халат и накладную косичку.

Билли откашлялся и поднял руки, используя приемы для привлечения внимания аудитории, почерпнутые им после шести семестров обучения на театральных курсах.

— 1907 год! Вторая половина августа, теплый вечер пятницы, — его голос, низкий и зловещий, поднялся, заглушая собой отвлекающий звук дорожного движения. Словно Смерть, выбирающая следующую жертву, Билли указал на другую сторону улицы. — Там, на площадке, известной как Оксфорд Плейс, бьется сердце Китайского квартала Бостона. Сейчас, пройдя за мной, вы шагнете назад в эпоху, когда эти улицы кишели иммигрантами. Когда душная ночь пахла потными телами и странными специями. Вернемся в ночь, когда убийствовитало в воздухе!

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com