Безмолвная - Страница 3

Изменить размер шрифта:

Эта информация была большим, чем у нее спрашивали, и она заметила, как хмурится Агилар, потому что Маура отклонилась от запланированной последовательности вопросов. Маура прежде много раз излагала эту информацию в суде, поэтому точно знала, о чем у нее спросят, и отвечала на автомате. Где она училась тому, что требуется в ее работе и была ли достаточно компетентна для дачи показаний по этому делу.

Формальности завершены, Агилар, наконец-то перешла к деталям.

— Вы проводили вскрытие мужчины по имени Фабиан Диксон в октябре прошлого года?

— Да, — ответила Маура. Ожидаемый ответ, но она почувствовала, как напряжение в зале суда мгновенно возросло.

— Расскажите нам, как мистер Диксон оказался в Бюро Судмедэкспертизы. — Агилар стояла, уставившись на Мауру, словно говоря: Игнорируйте всех остальных в зале. Смотрите только на меня и констатируйте факты.

Маура выпрямилась и начала говорить, достаточно громко, чтобы ее слышали в зале суда.

— Умерший был двадцатичетырехлетним мужчиной, обнаружен неподвижно лежащим на заднем сиденье патрульного автомобиля Управления Полиции Бостона. Это случилось примерно через двадцать минут после его ареста. Он был доставлен на «скорой помощи» в Главную Массачусетскую больницу, где и был объявлен мертвым в отделении неотложной помощи.

— И это сделало его пациентом судмедэкспертизы?

— Да. Впоследствии его перевели в наш морг.

— Опишите суду, как выглядел мистер Диксон, когда вы впервые увидели его.

От внимания Мауры не ускользнуло, что Агилар называет покойного по имени. Не телоили покойный. Это был ее способ напомнить суду, что жертва была личностью. С именем, лицом и жизнью.

Маура ответила таким же образом:

— Мистер Диксон был хорошо развитым мужчиной, среднего роста и веса, который поступил в наше учреждение, одетым лишь в хлопковые трусы и носки. Другая его одежда была снята ранее во время попытки реанимации в отделении неотложной помощи. Датчики ЭКГ все еще были прикреплены к груди, а в левой руке остался внутривенный катетер…

Она сделала передышку. Здесь становилось неуютно. Хотя она и старалась не смотреть на публику и ответчика, Маура знала, что их глаза устремлены на нее.

— А состояние его тела? Могли бы вы описать его нам? — подгоняла ее Агилар.

— Было несколько синяков на груди, на боковой части живота и в верхнем отделе брюшной полости. Оба глаза были распухшими и затекшими, также имелись рваные раны губ и кожи головы. Два зуба — передние резцы, были выбиты.

— Протестую, — поднялся защитник, — невозможно узнать, когда он потерял те два зуба. Он мог ходить без них много лет.

— Один зуб обнаружился на рентгеновском снимке. В его желудке, — пояснила Маура.

— Свидетель должен воздерживаться от комментариев, пока я не разрешу, — строго оборвал ее судья. Он посмотрел на защитника: — Протест отклоняется. Мисс Агилар, продолжайте.

Помощник окружного прокурора кивнула, ее губы дернулись в улыбке, и она снова сосредоточилась на Мауре.

— Итак, мистер Диксон был сильно избит, у него имелись рваные раны, и, по крайней мере, один из его зубов недавно был выбит.

— Да, — сказала Маура. — Вы сможете увидеть это на снимках из морга.

— Если это будет угодно суду, сейчас мы хотели бы показать эти фотографии, — произнесла Агилар. — Должна предупредить аудиторию, что это неприятное зрелище. Если кто-либо из слушателей предпочитает не видеть их, предлагаю им покинуть здание.

Она помолчала и огляделась вокруг.

Никто не покинул зал суда.

Когда появился первый слайд, демонстрирующий избитое тело Фабиана Диксона, раздался вздох. Маура намеренно не стала в подробностях описывать побои Диксона, потому что знала, фотографии расскажут историю лучше, чем она. Снимки не станут обвинять какую-либо из сторон или лгать. И истина, смотрящая с этой фотографии, была очевидна для всех: Фабиан Диксон был жестоко избит перед тем, как его засунули на заднее сиденье полицейской машины.

Остальные слайды появлялись, пока Маура рассказывала о том, что обнаружила при вскрытии. Множественные переломы ребер. Проглоченный зуб в желудке. Наполненные кровью легкие. И причина смерти: разрыв селезенки, который привел к массивному брюшному кровотечению.

— И что послужило причиной смерти мистера Диксона, доктор Айлз? — спросила Агилар.

Это был ключевой вопрос, тот самый, на который она боялась отвечать из-за того, что последует дальше.

— Убийство, — сказала Маура. Не ее дело определять виновного. Она ограничила свой ответ одним словом, но не смогла не взглянуть на Уэйна Граффа. Обвиняемый офицер полиции неподвижно сидел, его лицо застыло, как гранит. Более десятилетия он с отличием служил городу Бостон. С десяток свидетелей выходили вперед, чтобы рассказать суду, как офицер Графф бесстрашно приходил им на помощь. Он был героем, говорили они, и Маура верила им.

Но ночью 31-го октября, когда Фабиан Диксон убил полицейского, Уэйн Графф и его напарник превратились в ангелов мести. Они произвели арест, и Диксон был у них под стражей, когда скончался. Объект был возбужден и склонен к насилию, словно был под воздействием «ангельской пыли» или крека, написали они в своем заявлении. Они описали сумасшедшее сопротивление Диксона, его сверхчеловеческую силу. Оба офицера засунули дерущегося заключенного в полицейский автомобиль. Чтобы контролировать его, они применили силу, но тот не чувствовал боли. В процессе борьбы он хрюкал и издавал звуки, словно животное, а также пытался сорвать с себя одежду, несмотря на то, что той ночью было всего +5 С°.Они слишком хорошо описали известное заболевание, сопровождаемое бредом, в состоянии которого убивали другие заключенные-наркоманы.

Но месяцем позже токсикологический отчет показал, что в организме Диксона был только алкоголь. Это отбросило последние сомнения Мауры в том, что это было убийство. И эти убийцы теперь сидели на скамье подсудимых, уставившись на нее.

— У меня больше нет вопросов, — сказала Агилар. Она села, уверенная в том, что успешно выполнила свою миссию.

Моррис Уэйли, адвокат подсудимого, поднялся для перекрестного допроса, и Маура почувствовала, что ее мышцы напряглись. Уэйли начал достаточно приветливо, когда он подошел к свидетелю, можно было подумать, что его интересует всего лишь дружеская беседа. Если бы они встретились на вечеринке, она, вероятно, посчитала бы его приятной компанией, весьма привлекательным мужчиной в костюме от «Братьев Брукс». [1]

— Думаю, мы все поражены вашим послужным списком, доктор Айлз, — заявил Уэйли. — Посему не буду более отнимать время у суда рассмотрением ваших академических достижений.

Она не произнесла ни слова, лишь посмотрела в его улыбающееся лицо, размышляя, с какой стороны последует нападение.

— Не думаю, что кто-либо в этом зале сомневается в том, что вы упорно работали, чтобы добиться того, что имеете сегодня, — продолжал Уэйли. — Особенно учитывая некоторые личные проблемы, с которыми вы столкнулись в последние несколько месяцев.

— Протестую, — Агилар поднялась со вздохом раздражения. — Это не имеет значения.

— Имеет Ваша Честь. Это характеризует свидетеля, — возразил Уэйли.

— Каким образом? — поинтересовался судья.

— Прошлый опыт может показать, как свидетель искажает данные.

— Какой опыт вы имеете в виду?

— Если вы позволите мне разъяснить этот вопрос, все станет очевидным.

Судья пристально посмотрел на Уэйли:

— На данный момент я разрешаю придерживаться этой линии допроса. Но только на данный момент.

Агилар уселась назад, хмурясь.

Уэйли вернулся к Мауре:

— Доктор Айлз, можете вспомнить дату, когда вы проводили вскрытие?

Маура замерла, ошеломленная резким возвращением к теме вскрытия. От нее не ускользнуло и то, что он намеренно избегал называть жертву по имени.

— Вы имеете в виду мистера Диксона? — спросила она и увидела раздражение, мелькнувшее в его глазах.

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com