Адмирал Ушаков. Том 3 - Страница 3

Изменить размер шрифта:

не менее Нельсон и его помощники совершенно незаслуженно

старались приписать главную заслугу в изгнании французов

только себе. Публикуемое в сборнике письмо Ушакова русскому

посланнику в Константинополе Томаре свидетельствует о

справедливом возмущении в связи с этим русского адмирала:

«В Неаполе крепость Сант-Эльма взята на капитуляцию...

Англичане только хитрят и чужую честь о взятии Сант-Эльма себе

присваивают, даже и капитуляцию о сдаче крепости на себя

написали, да и прежде делали только одно помешательство, о чем

меня оттоль же уведомляли. Они стараются всякого больше

отвлекать от деятельности и делать пустыми...» (документ № 50).

Прибыв в уже освобожденный Неаполь, англичане спешили

сделаться хозяевами положения в королевстве. Командовавший

русским десантом капитан-лейтенант Белли (по происхождению

англичанин) не оказал им в этом отношении какого-либо

противодействия, чем вызвал справедливые нарекания адмирала

Ушакова. «В капитуляциях везде сделал он (Белли.— Р. М.) упуще-

ние, все написаны они в пользу англичанам, а он не старался

к своей и государя императора чести и славе» (документ № 94).

Если до прибытия англичан русским удавалось сдерживать

насилия и жестокости, чинимые реакционерами из «армии веры»

над республиканцами и мирным населением, то с прибытием

англичан делать это стало значительно труднее.

По приказанию Нельсона всякие ограничения террора были

отменены. Подписанные русскими капитуляции, в которых

гарантировалась жизнь всем сдавшимся в плен республиканцам, были

признаны недействительными. От необузданного монархического

террора ежедневно гибли тысячи лучших людей Италии (было

убито и казнено около 40 000 человек).

Русские по возможности старались помочь жертвам кровавого

террора: не выдавали на расправу пленных, предоставляли

убежища беженцам в местах своего расквартирования (так русские

спасли знаменитого итальянского композитора Чимароза) 1.

Описывая жестокости местных роялистов, итальянский историк Ботли

в то же время подчеркивал благородство русских. Он писал:

«Срам Италии и слава Русским».

Основная задача, поставленная русскому десантному отряду

по освобождению от французов одного из крупнейших

государств тогдашней Италии — Неаполитанского,— была успешно

решена. Оставленные Макдональдом отдельные французские

гарнизоны не смогли оказать ощутимой поддержки

неаполитанским республиканцам. Дальнейшие успехи суворовской армии на

севере делали еще более шатким положение французов на всем

Апеннинском полуострове. Большой удар французам был

нанесен Суворовым на берегах Треббии 7 (18)—9 (20) июня, где

была разгромлена французская армия под командованием Мак-

дональда. Положение в Италии летом 1799 года

благоприятствовало успешным действиям эскадры адмирала Ушакова.

Французские гарнизоны удерживались лишь на побережье Генуэзской

Ривьеры, вблизи Ливорно, в Чивита-Веккии и Анконе.

Наиболее крупными из прежних французских группировок

были генуэзская и анконская. Ушаков с самого начала своих

действий вблизи Апеннинского полуострова прекрасно понимал

большое значение Анконы. Базируясь на этот порт, французские

корабли угрожали важной коммуникации, через которую

подвозилась часть снабжения для русской и австрийской армий. Не

случайно французы оставили в Анконе гарнизон свыше 3000

человек, который неоднократно получал подкрепления из Рима и

других мест.

1 Все это ни в коей мере не опровергает общего реакционного характера

русской экспедиции в Италии.

2 По свидетельству участника осады Анконы лейтенанта Ратманова,

осенью 1799 года французский гарнизон превышал 6000 чел.

Экспедиция под Анкону была направлена Ушаковым еще

в мае 1799 года1. Корабли под командой контр-адмирала Павла

Васильевича Пустошкина (2 линейных корабля, 1 бриг — русских,

1 линейный корабль, 2 фрегата — турецких) 30 мая (10 июня)

1799 года высадили десантный отряд (200 человек под командой

майора Гамена) в порту Пезаро, вблизи Анконы. Соединившись

с отрядом местных роялистов под командованием Лагоста,

десант занял 1 (12) июня Фано, а вслед затем Сенигаллию —

важный укрепленный пункт на подходах к Анконе. В рапорте

Ушакова особо подчеркивается (документ № 32) искусство

взаимодействия кораблей и десанта при взятии Сенигаллии. Ушаков

пишет, что когда русские атаковали крепость, с судов эскадры

была произведена сильная канонада, в связи с чем противник

«...пушки свои принужден от войск наших обратить на

бригантину и стрелять по оной ядрами и картечью ...между тем майор

Гамен с тремя пушками приступил к воротам крепости и старался

оные разбить», после чего французы свои пушки, обращенные

к морю, развернули в сторону войск и открыли по ним сильный

огонь; бригантина снова повела сильную стрельбу и заставила

противника опять перевести огонь на себя, чем во многом

облегчила атаку укреплений с суши.

6 (17) июня Пустошкин получил приказ Ушакова

возвратиться с эскадрой и десантом к острову Корфу, и блокада

Анконы была снята. Приказ о возвращении эскадры был вызван

тем, что Нельсон уведомил Ушакова о приходе в Средиземное

море большой соединенной франко-испанской эскадры. Нельсон

предложил русскому адмиралу выступить против нее

соединенными силами. Вскоре, однако, выяснилось, что неприятельская

эскадра после захода в Тулон опять ушла в Картахену.

Сообщение Нельсона о том, что он заблокировал

французскую эскадру в Тулоне, было необоснованным, так как на самом

деле ему удалось заблокировать лишь небольшую группу из

запоздавших с выходом французских кораблей.

Действительная обстановка на Средиземном море в тот

период дает нам ключи к уяснению публикуемых в настоящем томе

документов, связанных с отправкой новой экспедиции к Анконе.

Когда французский флот (25 линейных кораблей) под

командованием адмирала Брюи появился в Средиземном море 2,

английская эскадра адмирала Кейта (15 линейных кораблей),

блокировавшая тогда Кадикс, устремилась за ним в погоню. Тем временем

высвободившаяся из Кадикса испанская эскадра (17 линейных

кораблей) перешла в Картахену. Англичане, предположив, что

Брюи пойдет в Египет за находившейся там французской ар-

мией, большую часть своих кораблей сосредоточили в районе

Минорки и на подступах к Александрии (эскадра Кейта и

эскадра Нельсона). В то время как две крупные английские

эскадры бесполезно сторожили противника на путях к Египту,

французы сумели 19 (30) мая высадить 1000 человек

подкреплений для армии Моро в Савойе и 25 мая (5 июня) провести

большой конвой транспортов в Геную. После этого они зашли

в Картахену и 2 (13) июля вернулись в Брест1.

Как только миновала опасность нападения французского

флота, Ушаков решил опять отправить корабли с десантом

в Анкону. Экспедиция б«ыла снаряжена в составе трех пятиде-

сятипушечных фрегатов, одного брига, двух фрегатов (турецких)

и одного греческого небольшого судна, под общим

командованием капитана 2 ранга Войновича.

О серьезном значении, которое придавал Ушаков этой

экспедиции, свидетельствует публикуемое в сборнике письмо адмирала

к Томаре (документ № 50): «...Три фрегата от меня посланы

блокировать и взять Анкону, это необходимо нужно и

непременно, ибо без того Венецианский залив не будет спокоен, пока

не взята будет Анкона...»

Эскадра Войновича вышла из Корфу 6 (17) июля,

а 12 (23) июля высадила десант в Пезаро. Десантный отряд

(430 матросов и солдат) скова соединился с действовавшим

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com