Отец моего жениха (СИ) - Страница 2

Изменить размер шрифта:

Прихожая оглашается грохотом брошенной на пол сумки, которую Молотов-старший все это время сжимал в руке, а сам он, минуя, застывшую меня, направляется в сторону кухни. Не снимая обуви. По отмытым мной и мистером Пропером полам.

- Спасибо, сын, - звучит его удаляющийся голос. - но ты же знаешь, что я терпеть не могу курицу. Давай-ка вы с твоей девушкой соберетесь и поедем на Дмитровку поедим что-нибудь нормальное.

Терпеть не может курицу? Поедим что-нибудь нормальное? Да что я вообще успела сделать не так?

Сергей

Я люблю сына, но иногда жалею, что проспонсировал его поступление в МГУ, а не послал отращивать яйца в армию. Сидел бы сейчас спокойно в ресторане в Лондоне и заключал сделку с австралийцами. Многомиллионную, между прочим, сделку. А вместо этого буду протирать брюки от Canali в ресторане московском и выводить охотницу за моими фунтами на чистую воду. Дослужился до звания сваха наоборот. Кто бы мог подумать, что в мои почти сорок такой хренью придется заниматься?

Так ведь кроме меня больше не кому. Помощникам, водителям и секретарям отцовские обязанности не доверишь. На пустоголовую Снежану рассчитывать не приходится: она дальше своих силиконовых имплантов и бутиков на Третьяковке ничего не видит.

- Три машины в гараже стоят, Дима, - с раздражением оглядываю продольную царапину на крыле Range Rover. - Тебе двух мало? Непременно нужно было на моей кататься?

- Па, ладно тебе, - беспечно отмахивается сын. Он всегда беспечно отмахивается, потому что жизнь у него такая. Беспечная. - Отгоним в ателье на Сретенке, заполируют. У тебя багажник вместительный, а я Юле вещи помогал перевозить.

Значит, помимо сорванной сделки с австралийцами и затекших от перелета ног, я обязан этой притихшей зеленоглазой проныре еще и царапиной на крыле автомобиля ценой в девять миллионов. Ну и отвратительным навыкам вождения сына, конечно же, тоже обязан.

- Тогда сегодня же машину отгонишь на полировку, раз все так просто. Завтра она мне нужна.

- Сегодня не могу, пап. У меня тренировка, а потом я с парнями встречаюсь в клубе.

- Очень жаль, Дима, но придется все перенести. Машина нужна мне завтра.

Сын пытается возражать, но я уже залезаю в салон и завожу двигатель. Наверное, в том, что Дима такой инфантильный есть и моя вина: я пахал как проклятый с восемнадцати лет, чтобы обеспечить его пукающий новорожденный зад и Снежану, а на воспитание много времени не оставалось. Да и много ли я мог дать ему в свои восемнадцать - сам был ребенком. Снежана залетела как комар в распахнутую форточку: то есть быстро. Я и понять ничего не успел, как мне на руки агукающего пупса сунули и сказали - теперь ты муж и отец.

Мужем я продержался чуть больше одиннадцати месяцев, а вот отцом уже двадцать один год держусь. Поэтому не могу я позволить сыну совершить ту же ошибку. Эту скромницу в голубом я насквозь вижу. Сидит на заднем сидении, губы кусает и глазами хлопает, прямо Настенька из сказки Морозко.

Нет, я сына не виню за то, что на ее внешность повелся. Симпатичная эта Юля, факт: лицо, фигура. Губы пухлые, явно сделанные. Грудь для ее комплекции тоже большевата - без силикона тут не обошлось, хотя она и пытается это замаскировать. Не на того напала, милая.

Юля замечает мой взгляд в зеркале заднего вида, краснеет и дергается. Хороша актриса. Я и, правда, немного увлекся изучением ее анатомии, но это необходимо для дела. Нужно не забыть Семенову позвонить - пусть ее биографию изучит.

- Сергей Георгиевич, вы снова к нам, - рассыпается в любезностях брюнетка-администратор ресторана "Жаровня". Он принадлежит моему другу Илье Малышеву, меня тут все знают.

- С сыном зашли перекусить. Огранизуй нам столик, Дина.

Юлю я нарочно игнорирую и с удовлетворением замечаю, как она снова дергается. Теперь то уж точно по-настоящему. Интересно, а чего она ждала? Что я ее дочерью назову и предложу оплатить свадебное путешествие?

- Пройдемте со мной, - Дина как бы невзначай скользит пальцами по моему запястью и, виляя задом, устремляется вглубь ресторана. Соблазняет меня как сопляка. Смешно. И если меня не подводит зрение, нахлебница сейчас закатила глаза. Смеется надо мной? Да что вообще она о себе возомнила?

- Как дела в универе? – спрашиваю у Димы, после того как мы по очереди называем официанту заказ.

- Отлично, пап. Юлька помогла мне с курсовой работой по менеджменту и вот недавно с её помощью я написал контрольную работу по экономике предприятия на отлично.

- Помогла, то есть сделала все вместо тебя? - вопрос я адресую сыну, но смотрю при этом на охотницу. Та губы кусает, но взгляд не отводит. Строптивая, стало быть. Сказать бы ей, что не на того нарвалась, и таких, как она, Сергей Молотов каждый день в шредере перемалывает, так ведь не поверит.

- Юля у меня умная и отлично учится, так что все мне объяснила.

Пожалуй, что не дура. Но за этим столом есть и умнее.

- Юля, расскажи-ка мне немного о себе.

Она перестает ковырять маслины в салате и, сделав удивленные глаза, смотрит на меня.. Да-да, милая, готовься к первому экзамену от Сергея Молотова.

- Я приехала в Москву из Рязани, - подтверждает мои умозаключения охотница. – Окончила школу с отличием, занималась бальными танцами...

- Пап, - Дима со скрежетом отодвигает стул и прикладывает телефон к уху. - Я отлучусь ненадолго. Пообщайся пока с будущей золовкой.

Не золовкой, а снохой. Естественно, я его не поправляю. В чем смысл? Моей снохой эта зеленоглазая аферистка никогда не будет.

Дима уходит и теперь мы с охотницей Юлей остаемся вдвоем.

- Продолжай, - распоряжаюсь, увлеченно нарезая стейк. Мясо у Ильи в ресторане - высший сорт.

- В 2012 году заняла второе место в Чемпионате по бальным танцам. Ветрянкой переболела в четыре, группа крови третья положительная, люблю арт-хаусное кино и ненавижу снобов.

Я чуть стейком не давлюсь. Она язвить что-ли пытается?

Глаза от тарелки поднимаю: девчонка нос вздернула, руки на груди скрестила, так что силикон подобрался, и смотрит на меня с вызовом.

- Мой папа работает на заводе сварщиком. А мама – учителем младших классов. Это весь допрос, Сергей Георгиевич? О чем еще полюбопытствуете?

Кажется, стерва выходит из подполья. Вот и прекрасно. Чем раньше покажет свое истинное лицо, тем скорее поедет в свою Рязань на бла-бла-каре.

- Нет, Юля, - не вижу больше смысла скрывать свою неприязнь. - Не окончен. Меня интересует, как вы с моим сыном предохраняетесь.

Отодвигаю пустую тарелку и приступаю к творожному десерту - Илья все хвастал, что этот рецепт эксклюзивно из Швейцарии привез. И, правда, неплохо.

- Что простите? - возмущенно шипит девчонка. - Я совершенно не обязана отвечать на подобные вопросы, тем более такие личные и интимные!

Я с нарочитой насмешкой смотрю, как ее лицо покрывается красными пятнами и промакиваю губы салфеткой. Плохо держит удар, плохо. Думаю, уже через неделю со спокойной душой вернусь в Лондон.

- Поговорим как взрослые люди, Юля, - перехожу на деловой тон, потому что от этого детского пинг-понга меня воротит. - Первое, я против вашей свадьбы. Второе, затею случайно, - рисую в воздухе кавычки, -забеременеть, можешь оставить, потому что от моих денег тебе на рубля не достанется.

- Мне не нужны Ваши деньги, Сергей Георгиевич, - заносчиво бросает нахалка. - У меня есть свои планы на жизнь, среди которых числится карьера. И да, мы предохраняемся, - тут она начинает сладко улыбается, да так, что я чувствую редкий прилив раздражения, - Мы с Димой не настолько легкомысленны, чтобы заводить детей, когда нам едва исполнилось восемнадцать. Ой, - фальшиво прикрывает рот рукой, - я имею в виду, в двадцать один.

Я на секунду дар речи теряю. Вот это стерва. Она же меня подначивает.

Её слово оказывается последним, потому что за стол возвращается улыбающийся Дима. И словно этой маленькой победы стерве Юле было мало, она демонстративно обвивает тонкими руками шею сына, и они на моих глазах начинают целоваться. Явно с языком.

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com