Мертвая академия. Печать крови - Страница 87

Изменить размер шрифта:

Я улыбнулась, почти в точности копируя выражение его лица. А потом чуть впереди на поляне с малахитовой зеленью раздался звонкий смех.

Из высокой травы появилась детская головка, хитро прячущаяся за широким листом аверьянки. Следом за ней из кустов рядом вынырнула еще одна головка.

— Нашел!

И маленький мальчик радостно побежал вперед, догоняя девочку, так невероятно похожую на него.

В деревне, где я росла, не было близнецов. А потому, когда пять лет назад у меня появилась двойня, я долго не могла поверить своему счастью.

— Значит, ты не жалеешь? — спросила я еще тише.

Этот вопрос всегда мучил меня. Но я слишком редко по-настоящему набиралась смелости, чтобы спросить. Ведь я сделала своего возлюбленного нежитью. Да, пусть высшей, пусть настолько сильной, что со стороны мало кто мог почувствовать его природу. Если, конечно, Дэйн сам не хотел кого-нибудь напугать. Но все же он больше не был человеком.

— О чем мне жалеть, принцесса? — удивленно переспросил он. — О том, что мои руки и тело не чувствуют ничего, кроме твоих прикосновений? Кроме поцелуев наших детей? Это великая магия, Лариана. Ты смогла сотворить невозможное. По моим жилам не течет кровь, но рядом с тобой я жив.

— Когда-то ты считал иначе, — улыбнулась я. — Спорил, пытался образумить негодную первокурсницу…

Дэйн мягко взял меня за подбородок и уверенно заставил приподнять голову.

Я затаила дыхание, уловив сладкую угрозу в темном взгляде.

— Я впервые в жизни рад, что ошибся, Лариана. Ведь для меня действительно не важно, бьется сердце или нет. Иногда я вспоминаю тот день, когда ты произнесла заклятие Тиамант. И с ужасом думаю о той бездне отчаяния, которое мгновенно окружило меня. Стоило представить, что я буду вынужден провести вечность без тебя, и хотелось умереть на месте. Или стать тем самым чудовищем, которым я и должен был стать.

Дэйн на секунду сжал руки в кулаки, но почти тут же расслабился вновь.

— Но ты и с этим смогла справиться. Причем так быстро, что я и не заметил, как все мое мировоззрение перевернулось с ног на голову.

Я закрыла глаза, вспоминая то утро, когда мы все чуть не погибли. И кроваво-серый взгляд ректора императорской академии, в котором плескался океан тоски.

Тогда я прошептала ему всего три слова: «Ты станешь отцом…»

И все изменилось в ту же секунду. Пропасть между нами сократилась до этих трех слов. Чтобы совсем скоро исчезнуть совсем. Потому что теперь не нужно было расставаться, давая мне возможность жить своей жизнью, создавать нормальную семью. Потому что теперь у меня уже была семья.

Откуда я узнала? До сих пор плохо представляю. Но когда по моим венам лилась темная магия, я словно чувствовала мир иначе. Смерть была настолько близко, что на какое-то мгновение показалось, что мне доступно абсолютно все.

И тогда я увидела новую жизнь в собственном животе. Как крохотное алое солнце.

— И ты не хотел бы вернуть свою жизнь? — продолжала я тему, которая меня слишком сильно беспокоила.

Дэйн улыбнулся, с силой прижав меня к себе и поцеловав. Да, пожалуй, это было лучше любых слов.

А через мгновение вокруг разлилась Тьма, приглушая краски, скрывая нас от любопытных взглядов детей. Мелькнул первый уровень Сумерек, потом второй, третий, а мы целовались, не замечая ничего.

Я вздрогнула, чувствуя, как длинные аристократические пальцы медленно опускают мягкое декольте платья, очерчивают изучающе кружок на груди, в конце сдавливая твердую вершинку.

Выдохнула со стоном, ощущая, как теплеют мужские ладони. Снова, как и всегда, когда он касался меня. Когда желал…

Странная, невероятная магия.

В какой-то момент я открыла глаза, чтобы увидеть, как растеклась по изумрудной траве поляна мрака одного из низших уровней. На ней росли серебряные розы, с которых капала искристая роса. Сумеречные цветы. Редкость и диковинка, которую не видела ни одна живая душа во всем мире, так глубоко и далеко они росли.

А через мгновение мы вновь оказались на земле. Только теперь на пустой прежде поляне с малахитовой травой росли те самые светящиеся магией розы.

Я улыбнулась, тихо ахнув. Подняла на Дэйна взгляд, встретившись с серыми глазами, в которых теперь всегда был заметен легкий красноватый оттенок. Где-то в глубине. Он делал серебристые радужки темнее, насыщеннее, окрашивая глаза в цвет заката. И мне уже давно нравилось так даже больше.

Я дотронулась до его груди, что казалась чуть прохладней, чем окружающий воздух. Внутри больше не чувствовалось биения сердца, но свежий, немного пряный аромат мяты, напоминающий о зимней ночи, все так же окружал его. Кожа на ребрах напоминала на ощупь камень, покрытый шелком. Гладкая, но невероятно твердая. И это давно уже не пугало, потому что мой Дэйн менее всего был похож на того, кем являлся.

На мертвеца.

Высшие личи — редкость. Настолько невероятная и опасная, что во все времена их уничтожали почти сразу после появления. Но Дэйн был исключением. Как всегда.

Хотя, конечно, для императорских охотников это ничего не меняло. Для них Дэйн больше не был человеком. Не был даже простым условно безопасным умертвием. Он стал тем, кем пугают непослушных детей. О ком рассказывают на лекциях только старшекурсникам академий.

Но, надо сказать, с того дня, как наш мир изменился, я тоже оказалась вне закона. И не только из-за нарушения запрета на черную магию, за которую полагалась смертная казнь. А из-за того, что теперь эта самая черная магия была и в моей крови. Проклятое наследие матушки воплотилось с новой силой, сделав меня темной жрицей. Теперь колдовство давалось мне гораздо легче. Иногда, стоило пройтись мимо кладбища, рядом сами собой восставали давно умершие люди. А иногда кошки или крысы. Но, хвала богам, Дэйн быстро умел исправить ситуацию. Правда, и неподалеку от захоронений я старалась больше не ходить.

Чтобы нам не пришлось скрываться от закона, мы и поселились здесь. Очень далеко от границ Туманной империи. На побережье Дивного моря, в королевстве, где царило совсем другое волшебство и правила красивая молодая женщина — маг ветра.

А еще здесь никто знать не знал о мертвом ректоре какой-то там академии и его маленькой магиане.

— Мама, мама, Иллинар не отдает мне полосатый камушек! — воскликнула маленькая девочка, выныривая прямо из соседних кустов и падая мне на колени.

Я погладила головку, покрытую бесконечными черными кудряшками. А потом достала из пакетика на траве лакричную конфетку.

— На, съешь и не расстраивайся…

— Ура! — воскликнула девочка, подняв трофей над головой и уносясь обратно в кусты. — Илли, смотри, что у меня есть!

— Сейчас и второй за конфетой прибежит, — проговорил Дэйн, не сводя мягкого взгляда с дочери.

Я молча растянула губы, потому что уже через несколько секунд светлая головка сына тоже лежала у меня на коленях.

А потом, когда дети снова убежали, задумчиво спросила, глядя в зеленую даль, теперь усыпанную сумеречными розами:

— Значит, ты счастлив со мной?

Дэйн улыбнулся той опасной, будоражащей кровь улыбкой, которая всегда заставляла меня немного нервничать.

— За все прожитые годы я чувствовал себя счастливым только рядом с тобой, принцесса. И теперь ничего не изменилось: только рядом с тобой я по-настоящему жив…

Я улыбнулась, положив голову на его широкую грудь, и неожиданно услышала редкий, но такой восхитительный звук.

Удар.

Его нечасто можно было поймать. Иногда я подолгу лежала, прижавшись к Дэйну, лишь бы его ощутить.

И тогда все внутри переворачивалось, загоралось и начинало жить с новой силой. Потому что я знала: на самом деле Дэйн не мертв. И однажды я найду способ вернуть его остановившееся дыхание.

Даже если он думает, что рядом со мной оно ему не очень-то и нужно…

Больше книг на сайте - Knigoed.net

Оригинальный текст книги читать онлайн бесплатно в онлайн-библиотеке Knigger.com