Страна призраков

1.

Белый «Лего»

— Это Рауш, — представился голос в трубке. — Из «Нода».

Холлис Генри зажгла у кровати лампу — свет выхватил оставшиеся с прошлого вечера пустые банки из-под «Асахи драфт»[1] из «Пинк дота»[2] — и от души позавидовала пауэрбуку, продолжавшему мирно спать под обклеенной стикерами крышкой.

— Здравствуй, Филипп.

«Нод» — это название журнала, на который в данное время работала Холлис, если можно сказать, что она вообще на кого-нибудь работала, а Филипп Рауш — его редактор. Последний их разговор заставил её перелететь в Лос-Анджелес и зарегистрироваться в отеле «Мондриан»; правда, решающую роль сыграл скорее денежный вопрос, нежели сила убеждения. Название журнала Рауш умудрился произнести чуть ли не курсивом. Холлис подозревала, что эта манера скоро набьёт ей оскомину.

Из ванной, негромко обо что-то ударившись, прикатил робот Одиль Ричард.

— У вас теперь три часа. Не разбудил?

— Нет, — солгала Холлис.

Собранный из «Лего», сплошь из белых кирпичиков, робот Одиль передвигался на белых пластмассовых колёсиках с чёрными шинами, а на спине у него было привинчено что-то вроде солнечной панели. Устройство беспорядочно, хотя и с заметным упорством, каталось по ковру. Неужели где-нибудь продаются детали исключительно белого цвета? Здесь, в окружении множества белых вещей (приятное сочетание с ярко-синими, словно Эгейское море, ножками стола), робот смотрелся как родной.

— Они дозрели, хотят показать своё лучшее творение, — сообщил Рауш.

— Когда?

— Сейчас. Тебя будут ждать. В «Стандарте».

Знакомый отель. Полы в нём устланы ярко-синими коврами из астротурфа[3]. Всякий раз, оказываясь там, Холлис чувствовала себя самым дряхлым живым существом в здании. За стойкой регистрации располагалось подобие огромного террариума, в котором иногда лежали, будто на пляже, девицы сомнительной этнической принадлежности, щеголяя бикини и полистывая толстые учебники, щедро украшенные иллюстрациями.

— Вы позаботились о здешних издержках, Филипп? Когда я въезжала, на кредитке было…

— Всё улажено.

Она не поверила.

— А что, уже назначили крайний срок для подачи материала?

— Нет ещё. — Собеседница без труда представила, как где-то там, в Лондоне, Рауш громко втянул воздух между зубами. — Выпуск отложен. До августа.

Холлис только предстояло познакомиться с кем-то из «Нода» — хотя бы с кем-нибудь из коллег по журналу. Похоже, она имела дело с европейской версией «Вайред»[4]. Само собой, никто так не говорил, однако бельгийские деньги, через Дублин, офисы в Лондоне… Хорошо, пусть не офисы, а один этот Филипп. Судя по голосу, ему можно было дать лет семнадцать. Да, лет семнадцать — плюс хирургическая операция по удалению чувства юмора.

— Куча времени.

Холлис и сама не знала, что имеет в виду, но смутно задумалась о своём банковском балансе.

— Тебя ждут.

— Ладно. — Она опустила веки, захлопнула сотовый.

Интересно, прикинула Холлис, может ли постоялец отеля формально считаться бездомным?

Лёжа под белой