Косяк

Вечернее подуставшее солнце уже не пекло. Сняв темные очки, Линда с облегчением убедилась, что на мир можно смотреть, не прищуриваясь. Тот же песок из ослепительно белого превратился в золотистую, не обжигающую глаза россыпь, море перестало металлически плавиться и впервые за день мерцало живыми красками. Пляж постепенно заполнялся людьми.

- Линда, смотри! Папа там, среди бурунов! - маленькая Джу показывала пальчиком в сторону перекатывающихся волн. Иногда, забываясь, она называла мать по имени, за что получала нагоняй и небольшую лекцию о правилах хорошего тона. Но сейчас обычного наказания не последовало. Машинально бросив взгляд в указанном направлении, Линда побледнела и судорожно прижала руки к груди. Сердце ее на мгновение остановилось, она не могла сделать ни единого вздоха. А в следующую секунду, вскочив, Линда уже бежала к воде. Хрипло повизгивая, навстречу ей спешно выбирались две пожилые матроны. Грузные, колышущиеся, спешащие выбраться на берег, они едва не сбили Линду с ног. Кто-то помог ей, придержав за локоть. Пенные серебрящиеся буруны стремительно приближались к берегу, а следом за ними неслись серповидные плавники столь известных всем пловцам хищников. Мелководье, сколько хватало глаз, почему-то кипело от вздрагивающих рыбьих тел. Чешуйчатая масса продолжала двигаться вперед, словно собиралась выползти на сушу. Впрочем, Линда не задумывалась над странным поведением рыб. Она видела только страшные плавники и Генри, плывущего из последних сил, отца ее маленькой Джу. Он то и дело скрывался под водой, захлебываясь, вяло загребая одной рукой, - вторую Генри старался держать на весу - вздувшуюся, окровавленную.

- Акулы!..

Рано или поздно кто-то должен был это крикнуть, и пугающий возглас гранатой ударил по пляжу, заставив взорваться отдыхающих паническими криками. Катер береговой охраны уже мчался к месту событий, но что-то помимо спасателей удерживало хищников на дистанции. Возможно, они не могли подобраться к истекающему кровью человеку из-за огромного количества рыбы.

Шагнув в воду, Линда тут же поскользнулась. Всюду была скользкая бьющаяся рыба: плавники, задыхающиеся жабры, хвосты. Кто-то снова пытался ей помочь, но она вырвалась. Там, за спиной, кипела паника. Родители хватали в охапку детей, кто-то громко ревел, проснувшимся и подбежавшим позже возбужденно рассказывали про акул. Ударив по заботливым рукам, Линда нырнула в живую чешуйчатую массу. Несколько взмахов, и она уже снимала с Генри тяжелый акваланг. Всхлипывая, подставила плечо и медленно повела на берег.

- Черт возьми! Эти твари оттяпали ему руку!

- Доктора! Найдите же доктора!..

Линда не видела и не слышала людей. Она сидела рядом с Генри и, плача, убеждала его не вставать.

- Линда, пойми! Это не акула! - Генри с дрожью смотрел на кровоточащую руку. - Это скат. Всего-навсего крупный скат...

Потемневшие губы его жалобно улыбались. Было видно, что ему больно, и Линда стоически отводила взгляд от пораненной руки и, гладя на мужа по груди,