Дитя Плазмы

"Первое, что человек создал, открыв ядерную энергию, было не электростанцией, не производственным дефектоскопом и не рентгеновским аппаратом, - он создал атомную бомбу".
Джозеф Мортимер (1964г.).

ПРОЛОГ

В центре слежения за ядерными испытаниями царила паника. Две трети датчиков вышло из строя, экраны мониторов полосовали шумливые помехи. Генерал Баррингтон, сгорбившись, сидел в кресле и безучастно взирал на загадочную тень, скользившую по экрану. Эту видеозапись прокручивали, наверное, уже в сотый раз.

Джек Йенсен смотрел на генерала с откровенной жалостью. Еще пару часов назад Баррингтон без устали рассыпал шуточки - и казался этаким повидавшим все и вся, исполосованным шрамами воякой. Солдаты любят компанейских командиров, и генерал знал это, при всяком удобном случае подкрепляя свою популярность панибратскими выходками. Отечески улыбнуться, положить руку на плечо рядового и отпустить пару смачных словечек в адрес придиры-сержанта - это он умел и проделывал мастерски. Но сейчас от него требовалось нечто другое, и этого другого генерал, как оказалось, совершенно не понимал. Он не был новичком. Невадские испытания числились у него двенадцатыми по счету, но, увы, бравый вояка сгорел, как электрическая лампочка, не выдержавшая перегрузки. То, что теперь мелькало на экране, отправило генерала в жестокий нокаут. В каких-нибудь полчаса он сдался, выбросив белый флаг, полностью уступив бразды правления полковнику Палмеру. Инженер Йенсен стоял за спиной Баррингтона, ему было жаль незадачливого генерала, но одновременно он чувствовал и досаду. Когда груз тяжел и волочить его приходится сообща, на счету каждый человек. Выбывает один - другим становится тяжелее, и сейчас Йенсен почти физически ощущал, как собственная его ноша удвоилась.

Следовало скорейшим образом ввести в курс дела не слишком сметливого полковника, и Йенсен совсем не был уверен, что Палмер окажется покрепче Баррингтона. Самое же неприятное заключалось в том, что говорить приходилось о том, в чем окончательно завяз и сам Йенсен. Новый же начальник, как всякий новый долдон, требовал детской ясности, скрипел зубами от вопросов и многоточий и в любой момент готов был трахнуть кулаком по столу. Ни одной сводки он, как водится среди высших чинов, не читал и, не зная еще сути дела, заранее настраивал себя на поиск виноватых.

- Вы приехали на джипах? - Брови полковника столкнулись на переносице, как пара бодливых коз, сошедшихся на узком мостике.

Йенсен кивнул. Худшие опасения сбылись. Сводок Палмер действительно не читал. Та же история, что и с Баррингтоном. Напружинив внутренний орган, зовущийся терпением, Йенсен терпеливо пояснил:

- Не беспокойтесь. Мы уже представляем себе, с чем пришлось столкнуться. И кстати, машины успели осмотреть ваши санитары. Все чисто, абсолютно никакого фона.

- Этого не может быть! - Полковник начинал сердиться. Собственно, для этого он и спрашивал.

Сердиться без повода не умеют даже самые глупые полковники.

"Может, его одернуть?