На Гемме

- Ты что, ходил к генералу? - я развернулся к Билиусу на крутящемся кресле.

Похоже, так оно и было. Вид помощника красноречиво говорил за него. Шагнув от дверей, он швырнул свое сильное сухое тело за пульт и трясущимися руками вслепую, без всякой цели заводил по матовым рядам тумблеров. Смуглое лицо его потемнело еще больше от прилившей крови. На меня он старался не смотреть.

- Мумия! - Билиус с шипом выдохнул воздух через сжатые зубы и качнул головой.- Разве ему понять! Он - вот! - помощник яростно застучал костяшками пальцев по обшивке пульта.- Ноль!

- Что ты наговорил ему, Билиус!

Он фыркнул.

- Ничего особенного. Только то, что думал и думаю об этих вояках.

Я похолодел. Кажется, и мои руки начинали елозить по бесчисленным кнопкам. Этот парень - талант преподносить сюрпризы.

- И чего же ты добился?

Кресло жалобно заскрипело под Билиусом. Я пристально смотрел на него, но он по-прежнему избегал моих глаз. Стало быть, наговорил он там предостаточно. То есть ровно столько, чтобы сорвать всю нашу игру. Сам Билиус в этой игре не участвовал, но, черт подери, он прекрасно о ней знал! Следя за его подрагивающими пальцами, я медленно заводился. Увы, этому честному, импульсивному испанцу я всегда симпатизировал. Его прямолинейность порой выводила из себя, порой вызывала умиление. Он был из тех чудаков, что наивно полагают, будто винегрет едят исключительно в Венгрии. И он же мог без стеснения заявить, что ты бестолочь и негодяй. Над ним посмеивались, впрочем беззлобно. Непосредственность - не самое худшее из человеческих качеств, а Билиус мог быть на удивление обаятельным. Кроме того, он отнюдь не был глуп... Я пристукнул кулаком по колену. Не был, а вот поди ж ты! Поругался с Командором в такое время!..

- Может, все-таки сделаешь одолжение, расскажешь?

Билиус коброй взвился над креслом и через секунду стоял передо мной в позе, в какой изображают обычно львов и ягуаров на гербах безобидных стран.

- Ты не хуже меня знаешь чего хочет этот Бонапарт! Он собирается провести стерилизацию планеты, расстрелять спутники и зонд-посты. Я не говорю уже о карликах. Не дай бог им появиться перед его пушками!

- Сядь,- я с жалостью оглядел напряженную фигуру помощника.- Конечно, ты прав. Ты действовал просто молодцом! Ты ведь решил потолковать с ним, как мужчина с мужчиной, не так ли? Кто ожидал, что тебя - такого славного парня - вдруг да не послушают.

- А что мне было делать! - взорвался Билиус.- Я не желаю понимать твоих заигрываний, Не же-ла-ю! Это хуже, чем отступление! А я по крайней мере высказался!..

- Это верно, высказался. Сядь! - я указал рукой на сиденье.- И не ори. Командир "Цезаря" пока что я.

Помощник неохотно повиновался. Он сел, но от нахохленной его фигуры, разметавшихся смоляных волос продолжало веять непокорством.

Откинувшись в кресле, я включил тонизирующее устройство. Упругие подушечки, вибрируя, поползли вверх по позвоночнику, слева под лопаткой заработали искристые иголочки. Голова тотчас