Угроза Вселенной

Внешне боевые корабли Императорского Флота Сириуса больше всего напоминают остовы многоэтажных домов, только обгоревшие и увеличенные в десятки, а то и сотни тысяч раз. Увеличена каждая балка, каждый торчащий кусок арматуры, увеличены приготовленные строителями горки кирпичей и забытые ими же инструменты, увеличен наваленный там и сям мусор, увеличены пятна сажи от случайного пожара. Увеличившись же, всё это великолепие летит через космос с умопомрачительной скоростью, совсем или почти не разваливаясь.

Непостижимая юному человеческому разуму, многомиллионолетняя цивилизация! Они уже давно забыли не только своего сириусянского Элвиса Пресли, но даже Леонардо да Винчи, а уж про остальных и говорить нечего. Они забыли всё то, чем ещё только будет жить когда-нибудь человечество. Их детёныши уверены, что космические корабли были всегда – ну, таких маленьких умников, положим, и на Земле хватает. Однако Сириус в своём развитии ушёл от нас настолько, что там так считают и учителя. И учителя учителей, и даже профессора истории – память о тех днях, когда сириусяне ютились на давно, опять же, забытой планете, навсегда стёрлась из их памяти. Живут они теперь… Однако это тоже из области, для людей непостижимой – вот где они живут. И жизнь ли это в нашем понимании?

А оттого – поди пойми эту прекрасную эстетику кораблестроения Сириуса! Гройт подавился чипсами, когда заметил нагоняющую их эскадру.

– Чтоб я сдох! – пожелал он зачем-то сам себе, когда робот Стэнли спас человека, как и положено по законам роботехники. – Не смей прикасаться своими холодными манипуляторами к моей мускулистой спине! Но… Чтоб я сдох! Кажется, до сих пор мы жили на складе стройматериалов, и только теперь Господь начинает что-то действительно создавать! Вот только не своими руками, а с помощью каких-то жопоруких существ… Да что же это?!

– Какие-то новости? – Капитан Поллисон, копавшийся в стойке резервного сервера, повернулся к экрану: – О да. Какие-то новости. Ненавижу новости.

По сравнению с гигантами Сириуса их «Жадина» выглядел сущей малюткой. Обоим людям стало жаль кораблик, а ещё больше самих себя – как-то сразу было ясно, что гигантская нелепая эскадра ничего, кроме зла, принести не может. И только робот Стэнли думал исключительно о себе. Низшее существо.

– Господин капитан! Ваш первый и последний помощник снова меня ударил!

Он специально так говорил: «первый и последний», чтобы досадить Гройту. И напрасно – тому хватало одного упоминания об официальной должности Поллисона. Когда-то, чтобы заполнить документы на корабль, они разыграли её, подкинув монетку. Выигравший получал пьяную шлюшку, прилепившуюся к их столику в кафе у здания Космической Инспекции, проигравший шёл оформлять лицензию. Гройт, как всегда, выиграл и, как всегда, наутро счёл себя проигравшим.

– Скажи ещё, что тебе больно, кусок пластика без сердца!

– Перестань его оскорблять! – взмолился Поллисон. – Стэнли не кусок пластика, а матрос, он имеет свои права. Вот накатает на тебя жалобу по возвращении