Вечная ночь

…Он сидел, но завалился набок. Рот широко открыт, глаза вытаращены. — Это я! Где я? Почему? За что? Я же все сказал! Сквозь нарастающую волну новых звуков, сквозь вой, плач, хохот и вопли ужаса, чистый детский голос пропел ему прямо на ухо:
«Здравствуй, детка, пора умереть,
Ты же так не хотела стареть,
Уходи, улетай, умирай.
Ждёт тебя кокаиновый рай».
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
Вот отчего нам ночь страшна!
Ф.И.Тютчев

Глава первая

— Вам хочется стать маленькой девочкой, хочется, чтобы кто-то погладил по голове, почесал за ушком, поправил одеяло, почитал сказку, непременно страшную. Вы любили в детстве страшные сказки? А помните, в пионерском лагере ночами, в тёмной палате, истории про чёрное пятно, красный рояль? Из рояля вылезла мёртвая рука, сначала задушила дедушку, потом бабушку, потом маму, папу. И наконец, дочку. Вы представляли себя этой самой дочкой. У вас замирало сердце в ожидании ледяной руки, которая тянется к горлу. На острых суставах налёт влажной голубоватой плесени. Пальцы, длинные и гибкие, как черви. Железные когти, едва уловимый аромат тления. Ну, доктор, что же вы молчите?

Доктор Филиппова Ольга Юрьевна шла по тёмному пустому переулку, и в голове у неё звучал хриплый баритон. Она не могла заставить его заткнуться и пыталась верить, будто нарочно вспоминает во всех подробностях беседу с одним из своих пациентов. Он всего лишь пациент, не более. Один из сотен несчастных, которых ей пришлось лечить за пятнадцать лет работы.

— Психиатрия не лечит, вы же знаете. Максимум, на что способна эта ваша наука, — сделать из человека животное, из животного — растение. Овощ. Вы хотите стать овощем, Ольга Юрьевна? Нет. И я тоже — нет. Так что, пожалуйста, не надо пичкать меня никакой психотропной отравой. Я не буду буянить, честное пионерское. Кстати, вы ведь тоже были пионеркой? Галстук гладили каждое утро. Его надо было намочить, отжать. Помните запах мокрой горячей ткани, которая шипит под утюгом, и гнусный голос по радио: «Доброе утро, ребята! В эфире „Пионерская зорька!“ Сейчас точно такие же голоса щебечут рекламу в метро. У меня от этого бодрого щебета воспаляются барабанные перепонки и рвотные массы подступают к горлу. А у вас?

Ольга Юрьевна подняла капюшон меховой куртки, спрятала лицо в высокий ворот свитера. Ещё пару дней назад солнце было тёплым, по утрам пели птицы, почки набухли, и казалось — все, конец зиме. Вместо надоевшей куртки — лёгкое светлое пальто, вместо толстого шарфа — шёлковый платок. Но вдруг случилась гроза, чёрная туча обрушила на город колючую ледяную крупу. К ночи прояснилось, ударил мороз. Опять тяжёлая куртка, свитер.

Апрельские заморозки похожи на предательство. Во всяком случае, по отношению к доктору Филипповой это точно предательство. Позавчера она отогнала в автосервис свой старенький «Жигуль»-шестёрку, и теперь надо пилить пешком от метро, поскольку она не может себе позволить выложить сто пятьдесят рублей на такси.

Ветер