Книги / / Тайный советник / Страница 1

Тайный советник



Написать рецензию
Добавить сюжет

Нашли опечатку?
Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
В славном и древнейшем граде Полоцке, что поминался еще в скандинавских сагах, каждую субботу начиналось повальное сечение всех учащихся - от мала и до велика.

Чаще всего - в алфавитном порядке.

Секли в православной гимназии - за грехи тяжкие, секли в семинарии монахов-приаров - в поощрение, секли в духовной коллегии базильянцев - ради взбодрения духа. Разница заключалась только в том, что наказания "благородных" отпрысков регистрировались в особом журнале (для учета их успеваемости), а простых смертных лупили безо всякой записи, бухгалтерским учетом явно пренебрегая. Ну и вой же стоял в городе по субботам, визг и писк струился из обителей просвещения, а горожане Полоцка, мудро учености избежавшие, знай себе только посмеивались:

- Эва! В науку вгоняют. Так им и надобно - не лезь куда не просят. И без того умников хватает.

Это еще не все, читатель, ты напрасно успокоился. Получив положенное от казенной школы, зареванные гимназисты, будущие ксендзы и униаты возвращались по домам, а там - о, Боже! - родители уже поджидали их с розгами, ремнями и прутьями:

- Суббота! Таков порядок. Раздевайся и ложись.

Наивный советский читатель сразу решит, что в таких условиях лучше оставаться круглым сиротой, дабы избежать домашних уроков. Ошибаетесь! Все сироты в Полоцке были распределены по квартирам - "конвиктам", а при каждой квартире состоял уполномоченный - "префект", который по субботам обязан был исполнять роль отсутствующих родителей. Так что, читатель, как ни крутись, от судьбы все равно не уйдешь.

Один из таких учебно-просветительских "конвиктов" находился в доме мещанина Добкевича, а "префектом" при нем состоял неумолимый Генрих Бринк, педагог-математик, в свободное время неустанно игравший на гитаре, ибо в Полоцке он считался неотразимым кавалером. Вот тут-то, читатель, и начинается самое интересное - прямо дух захватывает.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Нашего Маркса звали Максимилианом Осиповичем, и если кто из вас не знает его, то рекомендую перелистать герценовский "Колокол" - там о нем сказано немало, ибо вышеозначенный Маркс привлекался к суду по каракозовскому процессу 1866 года.

1883 год застал несчастного Маркса ссыльным в городе Енисейске, и, слушая завывание вьюги, он с женою Леокадией вспоминал юность, проведенную в Полоцке. Леокадия же была дочерью того самого домовладельца Добкевича, который сдавал в наем квартиру для Бринка и его "конвикта". Вспоминая счастливую юность, Маркс писал об этом Бринке, что он "перепробовал розги, плетку, тройчатку и даже ременную пятихвостку" на своем самом бездарном ученике, которому математика никак не давалась.

Этим учеником был Каэтан Коссович, сын очень бедного священника из убогой белорусской деревушки. Неуклюжий и не всегда опрятный, он выделялся среди товарищей небывало крупною головой, учился отлично по всем предметам, кроме математики. Каэтан и сам бы хотел познать, почему, допустим, икс равен игреку, но даже в детской арифметике он мало »

 | страница 1 | следующая страница »


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Нашли опечатку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter