Сын «Пиковой дамы»

В один из дней осени 1844 года у московской заставы с утра пораньше толпились люди разного звания - дворяне и купцы, нищие и дворовые: ждали. Ближе к вечеру вдали показались траурные дроги, обитые черным крепом, усталые коняги тяжко влекли катафалк по грязи. Тут весь народ набежал, лошадей сразу выпрягли, и люди сами впряглись в траурную колесницу:

- Ну, православные, подгонять не надо - поехали! В город въехали затемно, появились и факелы, освещавшие траурную процессию. "Улицы запрудились народом, - писал очевидец, - но полиции не было, тишина была поразительная; многие плакали". Люди попроще, газет не читавшие, спрашивали:

- Чей покойничек-то?

- Да наш - московский.

- А везут-то откеле?

- Да прямо из Парижа, чтобы в Москве остался... Три дня гроб стоял в церкви Дмитрия Солунского, три дня площадь перед храмом была заполнена москвичами. Наконец состоялось погребение, а всех, кто провожал гроб до кладбища, тут же одаривали золотыми кольцами - на память об этом дне, для нищих же был накрыт стол для обильного угощения...

Светлейший князь Дмитрий Владимирович Голицын скончался в Париже 27 марта 1844 года, исключенный из списков российского генералитета 14 апреля того же года.

Бурная и бравурная жизнь человека закончилась. Интересно, а как она, эта жизнь, начиналась?

***

У нас хорошо знают княгиню Наталью Петровну Голицыну, урожденную графиню Чернышеву, которая послужила А. С. Пушкину прообразом для его "Пиковой дамы". О дочери ее Софье, ставшей графиней Строгановой, которая не умерла до тех пор, пока не завершила перевод дантевского "Ада", я уже писал, но у нас плохо извещены о сыне "пиковой дамы", который почтительно вскакивал перед матерью и садился лишь с ее сиятельного дозволения...

Конечно, княжеское детство - это не мое детство и не ваше, читатель. Разница есть, и, смею думать, немалая. Получив домашнее (и отличное!) воспитание под надзором гувернеров и строгой матери, Дмитрий с братом Борисом завершали образование в Страсбурге, который славился не только древним университетом, но и военной академией, а сидели они на одной скамье с Максимилианом, королем баварским, что никого не удивляло. Потом братья путешествовали по Европе, надолго задержавшись в Париже, еще застав Версаль во всем его былом великолепии, а на родину они вернулись накануне Французской революции.

В 1794 году Дмитрий Голицын уже штурмовал Прагу (предместье Варшавы), и его храбрость была отмечена Суворовым, а в возрасте 29 лет князь уже славился как отличный генерал кавалерии, имея чин генерал-лейтенанта. А вот братцу Борису, столь же лихому, не повезло: вздумалось ему бить в барабан напротив дома прусского консула - и стучал столь усердно, пока консул со страху не умер, после чего последовала неизбежная отставка (сейчас бы сказали - "за хулиганство"). Впрочем, князя Бориса отставка не устрашила: давний поклонник Расина и Вольтера, он содеялся российским писателем под псевдонимом "Дм. Пименов", князь Борис писал стихи и нравственные поучения.