Мальчики с бантиками - Страница 98

иво пихал в конверт свою карточку - портрет морского красавца двадцати пяти лет. Но Росомаха идеи своего соседа не одобрил, а юнгам заявил откровенно:

- Сколько вас учу - и все без толку... Я только и спокоен за вас, пока вы дрыхнете... Подумайте сами. Живет себе женщина. Вкалывает по шестнадцать часов у станка. Выкупает пайку хлеба по карточкам, носит ватники, мечтает о том счастье, что настанет в шесть часов вечера после войны... Лучше уж ничего не написать, а врать... подло! Тем более - по отношению к одинокой женщине. А ты, Игорь, - сказал Росомаха старшему - я ведь дураком тебя не считал. Что же ты? Решил стрингером покорить? Огурцов, конечно, сморозил глупость, но зато глупость была честной... Отбой. Дробь атаке. Ложитесь-ка спать!

От такой взбучки покорнейшим образом расползались по этажам своих нар, словно попрятались по квартирам. Долго молчали. Потом любопытный Коля Поскочин свесился в темноту с койки:

- Товарищ старшина... а товарищ старшина!

- Ну, чего тебе?

- Вы разве не спите?

- Во нахал! Разбудил, а теперь спрашивает.

- Прошу прощения. Вы на нашей Таньке женитесь?

- Это ты у нее и спроси, - сдипломатничал Росомаха.

Джек Баранов решил внести в разговор активность:

- А что вы после войны делать будете?

- Займу пост, который и до войны занимал.

- Кем же вы были?

- Я капитаном был, - не сразу отвечал Росомаха,

- Каким капитаном? - удивился весь кубрик.

- И диплом имею. Корабли водил.

Все примолкли, как воды в рот набрали. Вот это новость!

- Ну да, - продолжал Росомаха, громко зевая. - Окончил техникум водного транспорта. Днепровского бассейна. И до войны уже плавал капитаном речного трамвая в Киеве...

Грянул хохот, от которого тряслись даже нары:

- Речной трамвай... капитаном! Ха-ха!

Росомаха в потемках повернулся к Колеснику:

- Во народец собрался! Пальца не покажи - сразу со смеху помирают... Да что вы трамвай-то мой обхохатываете? Он же шестьдесят тонн водоизмещением. Узла четыре вниз по течению нарезал...

Засыпая снова, старшина ворчал:

- Посмотрю еще, на какое корыто вас посадят...

Утром он озлобленно рвал с юнг одеяла, явно обиженный:

- Вставай! Побудка была! А чего ты дожидаешься...

До самого учебного корпуса Росомаха заставлял петь песни. Когда репертуар истощился, Джек Баранов легкомысленно запел: "Капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка - это..."

Росомаха не выдержал:

- На месте! - скомандовал он. - Ать-два, ать-два...

- Ножку! Поднимай повыше, не стесняйся! Я сказал - на месте! Ать-два...

Подсчитывая ногу, он ехидно вставил:

Вам до моего диплома еще топать и топать, как до луны.

- Мы больше не будем, - взмолились юнги. - Да здравствует речной трамвай и его славный капитан Росомаха!

- Прррямо! - разрешил старшина следовать дальше...

Пошли прямо. У каждого под локтем учебники.

* * *

Весна открывала перед юнгами новую красоту Соловков. В прошлую осень, таская бревна и лопатя землю, еще