Мальчики с бантиками - Страница 93

расход боезапаса. Палуба уже вибрировала под ногами. Я привык к эсминцам - там в гиропост через люк лезешь. Да тут из кубрика ведет дверь, как в кабинет начальника. Вошел я в гиропост и... ахнул! Передо мной стоял не "аншютц", а гирокомпас системы "Сперри", который я по глупости не уважал и который, прямо скажу, знал так себе, больше в теории.

Однако назвался груздем - полезай в кузов. Скинул я бушлат на койку. Потянул через голову фланелевку. Жарко! На эсминцах гиропосты у самого днища, там прохладно, а здесь - словно курорт и через два иллюминатора наяривает осеннее солнце. Я один из них раздраил - посвежело. Обошел я вокруг гирокомпаса, словно кот ученый вокруг легендарного дуба. Не знаю, за что взяться. Весь он какой-то колючий. С ногами, как у паука. Растопырился. Провода выведены наружу. Тронул я легонько за ротор. Тяжелый, дьявол! Ну, что делать? Надо запускать... Как?

В гнезде спрятался от качки графин с водою. Налил полный стакан хватил залпом. Хоть ты тресни, не могу вспомнить: как запускать "сперри"? Оно и понятно: волнуюсь. А время-то идет. Часы перед глазами. Тикают, проклятые. Если я не справлюсь с этим пауком, из-за меня (только из-за меня) может провалиться вся операция. Я сорву выход корабля в море... А мой предшественник, что уплыл в Исландию, мужик, видать, был хозяйственный. Вижу - целая полочка литературы. И не какая-нибудь белиберда, а комплект всяческих ПШС. Нашел я нужный номер по "сперри". Ну, я вам скажу, вот это было чтение! Каждую страницу я словно снимал в своем мозгу на фотопленку. Голова работала идеально...

Звонок:

- Мостик - гиропосту: когда запуск?

- Запускаю, - ответил я штурману.

Первым делом отключил все станционные рубильники. Быстро, но осторожно. Главное - ничего в схеме не пережечь. Чтобы не полетели предохранители. А потом измучаешься, их отыскивая. Под ротором гирокомпаса нащупал стопорный палец. Проверил уровень масла в резервуарах главных подшипников. Убедился, что в камере ротора достаточный вакуум. Сосуды с ртутью были еще до меня установлены на 69-ю параллель - эту героическую широту великой битвы на советском Севере! Наконец осталось сделать последнее. Я присел на корточки, взялся за ротор и, чтобы облегчить компасу работу, своими руками привел его как можно ближе к истинному меридиану.

Порядок! Можно запускать. Рубильник пошел вперед, бросая на генератор мощный бортовой ток. Завыли моторы. Ротор гироскопа из сплава стали с никелем взял разбег. Получив питание, он почувствовал то, чего не ощущает человек, - силу земного притяжения. Ртуть переливалась в сосудах, воздействуя на него. Передо мною скакали и прыгали стрелки приборов, отмечая начало той жизни, которую я, юнга Огурцов, дал умной человеческой машине. В беготне сигнальных ламп чуялось нечто бодрое. Казалось, дружеские глаза подмигивают мне: "Не бойся!" Генератор уже достаточно прогрелся, и тогда я врубил динамо. Опять нащупал стопорный палец и откинул его в сторону.

Дело сделано - мой "шарик" крутится!

Выдернул