Мальчики с бантиками - Страница 90

ец. Чтобы проникнуть в темницу, Зевс просыпался на Данаю золотым дождем. От Зевса она породила Персея, который совершил в жизни немало подвигов. Когда поганый Акризий услышал первый крик новорожденного, он велел Данаю с сыном заточить в ящик и бросить его в морские волны. Но волны прибили их к берегу, после чего отважный Персей отрубил башку горгоне по имени Медуза...

- Вот шкет! - удивлялся Росомаха. - Откуда ты это знаешь?

- Просто я любопытен. А книги читаю внимательно.

Вскоре он опять повесил в кубрике "Данаю", но уже другую.

- Что я вижу? - узрел ее остроглазый Кравцов.

- Тициана! - вздохнул Коля Поскочин. - Хотя рембрандтовская "Даная" мне нравилась больше этой.

- Ты погоди со своим Тицианом. Откуда здесь дама?

- Все та же Даная, осыпанная золотым дождем. Вы мне сказали, что рембрандтовскую нельзя. Чтобы я поискал другую! Вот я и нашел тициановскую. Согласитесь со мной, товарищ лейтенант, что в соловецких условиях это было нелегко...

Кравцов потянулся к картинке:

- Эту тоже нельзя. Поищи другую.

Коля ответил, что он поищет. Выбор у него большой: Данаю писали еще Боль, Госсарт, Корреджо, Блуарт, Караччи, Бланшар, Варикс, де Брейн, Каольварт... И лейтенант отступился:

- Жук ты порядочный! Тебе бы в архиве флота работать... Ладно. Пускай уж висит эта. А то найдешь черт тебя знает!

И все привыкли к "Данае". Нто тут дурного?

* * *

А дальше Савка - словно заколачивал гвозди: пять, пять, пять, пять. Вот и последний экзамен - электронавигационные инструменты. Савка пошел на экзамен, как на праздник. Теперь он не волновался. Как гурман смакует острые соусы, так и Савка с наслаждением впитал в себя новые понятия: альтернатор, вендмотор, блуждающие токи, статор, дроссель, беличье колесо, соленоид, реверс... Жизнь улыбалась! Сам, по велению собственного сердца, Савка решил стать не только рулевым-сигнальщиком, но обрести вторую флотскую специальность - штурманского электрика. Он еще не знал, каким важным было это решение!..

Принимали зачет, мичман Сайгин с неизменной улыбочкой, элегантный лейтенант Зайцев и... Плакидов, вызывавший у юнг дрожь в коленках. Инженер-капитан третьего ранга был строг и, как выяснилось, знал устройство гирокомпаса ничуть не хуже, чем поворотливость и маневренность кораблей. А мичман Сайгин, завидев Савку, совершил большую ошибку с точки зрения педагогики. Огурцов едва потянул к себе билет, как он сразу влепил ему в табель пять с плюсом. От этого суровейший Плакидов моментально взъярился на Савку, как на личного врага своего.

- Что? - спросил он Сайгина. - Ваш любимчик? Какое вы имели право ставить ему пять, да еще с крестом? Разве он уже ответил?

Савка положил билет с вопросами обратно на стол и при этом заметил, как побледнел мичман Сайгин.

- Ты не можешь отвечать? - удивился Зайцев.

- Могу. Но мне достались слишком простенькие вопросы. Спросите меня так... что-нибудь посложнее! А то неинтересно...

Плакидов поднялся, громыхая указкой:

- Возмутительно!