Мальчики с бантиками - Страница 87

брадовались, что не уйдут пустыми. Сияя золотом погон и нашивок, они двинулись на маленького юнгу, нагнулись к нему с заботой, готовые слушать...

- У меня претензия к командиру нашей роты лейтенанту Кравцову. Я повесил над своей койкой "Данаю" Рембрандта, а он сказал, что такие темы не для кубриков. Насколько мне известно, - смело продолжал Коля, - на флоте не запрещено вешать над койкой картинку. Тем более я вырезал "Данаю" из советского журнала, вышедшего в грозный военный год. И я не виноват, что мне нравится "Даная", а не пейзажи Левитана. Что делать?! Один любит арбуз, а другой свиной хрящик. Почему мне иметь "Данаю" нельзя, а лейтенанту Кравцову можно? Мы ведь с ним равноправные служащие флота, только он лейтенант, а я пока юнга!

Выпалил и замолк. Члены комиссии переглянулись.

- Ваша претензия будет нами рассмотрена...

Старшины уже измучились за дверью. Что-то там намолотят орлы-ребята? Как бы по шапке не попало... Наконец комиссия удалилась, унося одну-единственную претензию, в которой был замешан великий Рембрандт... Юнги с гамом разошлись.

- Тебе от лейтенанта нагорит, - сказали они Коле.

- А пускай... Надо же уважить и комиссию. Заслуженные люди тряслись в такой буран, чтобы узнать, довольны ли мы, а вы уставились на них словно бараны на новые ворота, и - ни гу-гу! Так хоть я оправдал их поездку... Пускай теперь выкручиваются!

К вечеру буран стих, взошла луна, на сугробы легли тени деревьев. Вокруг была такая тишь и красота, что просто дух захватывало. С удовольствием юнги строились на улице для поверки. Комиссия выявила лишь мелочи в недостатках службы, и лейтенант Кравцов, судя по его частым белозубым улыбкам, был доволен. И погодой, и собой, и своими юнгами!

В конце поверки Кравцов сообщил:

- Поздравляю! Завтра первый экзамен - сигнальное дело. А сейчас... Юнга Вэ Синяков, выйти из строя.

Из рядов боцманов шагнул Витька. Бац-бац бутсами. Застыл.

- Ваша претензия относительно невыдачи вам, как курящему, табачного довольствия будет особо рассмотрена в авторитетных верхах. А пока мне велено передать всем, что отныне никто из юнг, застигнутый курящим, преследоваться мною и старшинами не будет...

От боцманской команды пружинящим шагом Кравцов приблизился к первому классу рулевых. Издали было слышно, как громко хрустит снежок под начищенными до блеска ботинками лейтенанта... Он скомандовал:

- Юнга Эн Поскочин, три шага вперед... арш!

- Тебя, - подтолкнул Савка друга. - Сейчас врежут...

Голова философа едва доходила до груди лейтенанта.

Кравцов полез в карман, извлекая оттуда бумажник. Вынул из него рембрандтовскую "Данаю".

- Комиссия рассмотрела твою претензию. Велено передать, что против Рембрандта никто не возражает, но эту "Данаю" вешать нельзя. Поищи другую...

Он тут же порвал картинку, а Коля огорчился:

- Где я на Соловках сыщу другую "Данаю"?

В благодушном настроении Кравцов отогнутым пальцем в перчатке нажал на кнопку носа Поскочина:

- Больно говорлив...