Мальчики с бантиками - Страница 78

Кравцов поздравил юнг.

- В новом году, - пожелал он роте, - усильте свои успехи в учебе и дисциплине. А сейчас можете всем праздновать.

- Чего праздновать? - спросил Синяков. - Выпить дадут?

- Я дам тебе выпить, - сказал лейтенант Витьке. - Кусок хозяйственного мыла разведу в самом большое ведре с водой - и можешь пить, сколько душа твоя примет...

Время шло к двенадцати, но старшина Росомаха сегодня не рычал, чтобы юнги расползались по нарам. По радио передавали новогоднюю речь Калинина. Савка вышел в тамбур, взял лыжи покороче и прямо с горушки нырнул в ночной лес. Ему хотелось побыть одному чтобы помечтать обо всем, что еще не исполнилось в жизни и, кажется, не скоро исполнится.

Савка чересчур размечтался и на крутом спуске врезался в ствол сосны. Еще не опомнился, глядя на яркую россыпь звезд над собою, как рядом с ним просвистели чьи-то лыжи и тень человека воткнула в глубокий снег палки.

- Вставай, пентюх, - сказал ему Джек Баранов.

- Это ты? Чего ты здесь?

- Да увидел, что ты ушел, тоже стал на лыжи и побежал за тобой. Ночь... лес... мороз... Мало ли что может случиться!

Так закончилась эта новогодняя ночь, и когда юнги вернулись в кубрик, рота жила уже в году следующем, а Росомаха рычал так же, как и в прошлом году:

- Задрай все пробоины, какие имеешь... Спать, спать!

* * *

Утром Росомаха тащил со спящих одеяла:

- Раздрай глаза, кончай пухнуть... Эй, с Новым годом тебя!

Еще босой, старшина прибавил в репродукторе громкость, и кубрик заполнил голос московского диктора. Совинформбюро сообщало о провале гитлеровских планов под Сталинградом: уже разгромлено полностью тридцать шесть дивизий противника, из их числа шесть танковых, полегли в степях крупповскими костьми. В конце сводки диктор сказал: вступила в строй третья очередь московского метрополитена.

- Здорово! - торжествовали москвичи. - Москва-то строится...

Савка, стеля койку, спросил Баранова:

- Джек, тебе в Москву хочется?

- А чего я там не видел, кроме Клавочки? Москва от меня не убежит. Главное сейчас - подводные лодки. Без них мне - труба!..

Год начался великолепно; что ни день, то новое сообщение: второго января отбиты у врага Великие Луки, третьего - Моздок, четвертого Нальчик, а пятого - взяли Цимлянскую и Прохладный. Шестого января в кубрик ворвался до предела взволнованный Игорь Московский:

- Слушайте, братцы! Я сейчас такое узнал, что даже сомневаюсь - верить или не верить?

- А что опять случилось?

Старшой класса пожался в дверях:

- Да ведь скажу вам, так вы меня поколотите.

- Выкладывай, что унюхал. Примем с миром.

- Погоны у нас вводят... Погоны!

Долго молчали, потом Артюхов сказал Игорю:

- Перекрестись, бобик... Какие еще там погоны?

- Ей-ей. Слышал, как лейтенант говорил об этом.

Джек Баранов был явно растерян - даже поглупел:

- Да как же так? В кино, бывало, конники кричали: "Бей белопогонников!" А теперь... Ничего не понимаю.

Финикин тоже не отказался