Мальчики с бантиками - Страница 7



У папы лодку попросил,

Ремнем мне папа пригрозил:

- Вот те лодка с веслами,

Мал гулять о матросами!

В город Савка даже не заглядывал. Днями пропадал на улицах и речках Соломбалы, бродил возле пристаней, вдыхая едкую гарь судоремонтных мастерских, и не раз блуждал в лабиринтах лесобиржи, среди штабелей леса, уложенных в "проспекты". Соломбала - старейшая верфь России, и жители ее не ведают почвы под своими ногами: дома стоят на многовековых отложениях щепок и опилок - отходов от строительства кораблей, давно пропавших в походах, забытых.

Оттого-то, наверное, жилища соломбальских мастеровых и погружались в зыбкую землю, словно тонущие корабли в пучину. Идешь по скрипучим мосткам, а вровень с ними глядят на мир форточки первых этажей - хозяева уже перебрались на второй этаж. Над речками Соломбалы, будто в Венеции, перекинуты горбатые мостики, а берега их вплотную заставлены лодками, весельными и моторными.

По весне залило Соломбалу обширным половодьем, но жизнь продолжалась обычным порядком. На моторках плыли в школу дети, на лодках плыли из магазинов бабки с авоськами, а возле дверей парикмахерской покачивало на волне катера соломбальских мужиков, стоявших в кильватер, чтобы побриться и освежиться.

Настало лето. Иногда, наскоками, отец навещал сына.

- Тебе надо поправляться, - говорил он.

После блокады Савка испытывал постоянный голод и готов был есть с утра до ночи. Отец отдавал ему свой "сухой" бортпаек офицера: тресковую печень, бруски желтого сливочного масла и тушенку. Приносил в бутылках хвойный экстракт.

- Пей вот. Да не кривься. Это спасает от цинги.

Как-то отец принес большую розовую семгу.

- Не вари ее и не жарь, - сказал он Савке. - Ешь, как едят поморы, сырую. Отрежь ломтик, посоли и съешь.

- Папа, ты сам поймал?

- Нет. Когда "охотники" швыряют на врага глубинные бомбы, то после взрывов всплывает масса оглушенной рыбы. Очумелые, кверху брюхами, виляют хвостами... Зрелище не из приятных.

Лето выдалось жаркое. Архангельск как тыловой город еще не знал светомаскировки, и по вечерам его бульвары и набережные освещались уютными огнями. Посреди Двины, рея флагами США, Англии и Канады, стояли толстобокие транспорты типа "либерти" и "виктория". Вдоль берега сидели на корточках чистоплотные, как еноты, малайцы и стирали свое бельишко, еще не просохшее после вчерашней стирки. Возле них примостились матросы-негры - сами грязные, как черти, они усердно крахмалили белоснежные воротнички и манжеты. А рядом купались белые полярные медведи из цирка-шапито, и это разнообразие настраивало Савку на приключенческий лад...

Появился отец, взъерошил Савке волосы.

- Поздравляю. Тебе сегодня исполнилось четырнадцать.

- Разве? А я и забыл...

Отец рассказал, что немцы приближаются к Волге, образован новый фронт - Сталинградский.

- Сегодня у нас митинг. Будем выкликать добровольцев в морскую пехоту...

В июле буйно отцветала северная черемуха. Она совсем скрывала дома соломбальских