Мальчики с бантиками - Страница 57

кочин.

Фокин и на это ответил серьезно:

- Однажды я здорово хохотал, когда нам чемодан попался. Плывет себе и плывет. В открытом океане, где ни души. Из хорошей кожи чемодан. С ручкой. Честь по чести. Плывет в океане один-одинешенек по своим чемоданным делам. Докладываю командиру, что по пеленгу такому-то вижу чемодан, а сам стоять не могу от хохота... Однажды и Гитлера встретил. Как раз на мою вахту пришелся. Большой портрет фюрера, рама дубовая, вся в позолоте. Тоже стоймя плавал, не хуже топляка. И как всякий мусор, не тонул...

- И вы его не потопили?

- Ну вот еще... связываться.

Прозвенел звонок. Фокин встал, собрал свои флаги.

- Сигнальное дело простое - обходимся без логарифмов. Надо лишь иметь прилежание. Я еще посмотрю, как вы запоете, когда вам станут читать электронавигационные инструменты!

* * *

Перемена. Юнги повыскакивали на улицу, в воздухе замелькали снежки. Савке встретился Мазгут Назыпов.

- Ну, как у вас? А мы будто студенты: индукция, частоты, синусоиды...

- Нас тоже электротехникой пугают.

Здыбнев врезал в лицо Савке крепкий снежок.

- Больно? - спросил он, подходя. - Это не со зла. Ну как, баранку свою уже начали изучать? Как она у вac там крутится?

- До баранки еще не доехали. Так пока... по сигналам.

- А нам на первом занятии корабельный набор давали; киль, шпангоуты, бимсы, стрингеры, пиллерсы, отсеки, люки, горловины и лазы. Сейчас второе занятие будет: лаки, краски, эмали и кисти.

- В маляры готовят? - ухмыльнулся Мазгут.

- Кому-то надо и корабли красить, - не унывал Здыбнев. - А по боевому расписанию, я уже знаю, боцмана торпедных катеров сидят по самые уши в турели и кроют по врагу из спаренной установки... Кто на торпедных катерах погибает больше всего? Боцмана! Кто замещает командира, если его убило? Опять боцмана.

Звонок к уроку очистил двор, все кинулись по классам. Было приятно после возни в снегу раскрыть чистую тетрадку, обмакнуть новенькое перышко в чернильницу, Савка испытывал радость, что снова учится: блокада выбила его из школьной колеи, и год он пропустил. На тетради он аккуратно вывел: "НАВИГАЦИЯ. Курс лейтенанта Зайцева. Юнга С. Огурцов". Подумал и добавил: "Кто возьмет тетрадь без спросу, тот останется без носу".

Игорь Московский уже занял позицию возле дверей.

- Идет! - выглянул он в коридор. - Внимание... встать!

Вошел щеголеватый лейтенант Зайцев, шлепнул на крышку стола классный журнал. Московский отрапортовал ему, что все юнги к занятиям готовы.

- В чем я ни минуты не сомневаюсь, - ответил Зайцев.

Заполняя журнал, лейтенант беседовал сам с собой.

- Науки юношей питают, отраду старым подают... Как дальше? Ага, вспомнил: в счастливой жизни украшают, а в несчастьях от чего-то берегут... Итак, - сказал он, отодвинув журнал, - я буду читать вам навигацию, метеорологию и астрономию в тех пределах, что необходимы для служения на почетной ниве морского искусства.

За окнами класса - пустынная белизна озера.

Огненно-рыжая