Мальчики с бантиками - Страница 53

расту годящихся в отцы. Зрелый человек вовремя одернет, удержит от ненужных поступков.

Своя же развеселая компания этого не сделает. А то еще подтолкнет на какую-нибудь глупость, припахивающую протоколом... Ну, всего!

В пролете лестницы меня нагнал голос Огурцова.

- Советую вам, - крикнул он на прощание, - назвать третью часть "Истинный меридиан"!

- Какое странное название.

- Назовите именно так. По содержанию, читатель и сам поймет, что такое истинный меридиан.

- Вы думаете?

- Я знаю! - донеслось сверху, и дверь захлопнулась.

Так закончился третий разговор.

Часть третья.

Истинный меридиан

Великие шлюзы, ведущие в мир чудес, сразу раскрылись настежь...

Г. Мелвилл. "Моби Дик"

Соловки уже надели на себя теплую зимнюю шубу, день был ясный и чистый, казалось, ничем не примечательный, когда юнги собрались на митинг. Вся Школа, по ротам, по специальностям, выстроилась с соблюдением ранжира, и капитан первого ранга Аграмов закончил речь словами:

- ...кто будет плохо учиться, тот приготовит себе незавидную судьбу. Флот в лишнем балласте не нуждается. А потому у вас не уроки, а боевая подготовка. Не экзамен, а - бой, который надо выиграть. Помните, - сказал он с ударением, - отличники боевой и политической подготовки получат право выбора любого флота страны и любого класса кораблей!

Шеренги юнг слабо дрогнули, возник шепоток:

- Ты слышал? Любой флот. Любой корабль.

Это была новость обнадеживающая и радостная, и юнги долго кричали "ура". После чего открылись классы.

Раз в месяц для юнг наступала сладкая жизнь - не в переносном, а в буквальном смысле. Юнги получали сахарный паек. Дня выдачи они ждали с таким же нетерпением, с каким штурман ждет в облачную погоду появления Полярной звезды. Сахар! Кажется, ерунда. А что может быть слаще? Недавно выйдя из детства, юнги оставались грешниками-сладкоежками, хотя в классе боцманов некоторые уже серьезно нуждались в услугах бритвы. Даже философ Коля Поскочин, познавший строгую диалектику вещей, и тот невыносимо страдал в конце каждого месяца.

- Как подумаю о варенье, так мне даже худо становится.

Сахар выдавался в канцелярской землянке роты. Там возле весов с гирями стояла бой-девка в матросской форме, про которую юнги знали одно - зовут ее Танькой. А еще знали то, что знать им было не положено: Росомаха безнадежно влюблен в эту Таньку, но после каждого свидания с нею возвращается злее черта! За неимением другой тары юнги принимали сахарный песок с весов прямо в бескозырки и бережно несли до дому. По дороге беседовали:

- Ох и стерва же эта Танька! Так обвешивает...

- Что делать, если женщины, как и мы, обожают сладкое.

- Ладно. Не судиться же нам с нею. Пускай по три ложки на стакан себе сыплет. Может, добрее к нашему старшине станет.

Сладкая жизнь продолжалась краткие мгновения. Иные по дороге до кубрика успевали слизать половину бескозырки. Сидя на лавках, юнги ели сахар ложками, как едят кашу.

Не проходило и часу,