Мальчики с бантиками - Страница 48

азал!

- Печи топить круглосуточно. Чтобы дерево просохло. Старшины, ввести на топку печей особое дежурство.

Хитро прищурясь, Аграмов вдруг присел на корточки.

- Посмотрим, где у вас табачок секретный хранится.

С этими словами Аграмов полез рукою на одну из полочек. Крякнул и извлек наружу "Критику чистого разума" Канта. Кажется, если бы начальник школы достал бы с полочки гремучую змею, и то не столь велико было бы его удивление.

- Кант... Чей?

К нему резво шагнул юнга ростом с ноготок:

- Николай Поскочин. Это я читаю.

- Поскочин? - переспросил Аграмов. - Фамилия знакомая, известна из истории флота... А не рано ли ты взялся за Канта?

- Для Гегеля рановато, - ответил юнга, - а Кант вполне по зубам. - И пошел шпарить насчет дедукции категорий.

Аграмов со вниманием его выслушал. Не перебил.

Юнги притихли по углам, потрясенные тем, что среди рулевых объявился философ. Росомаха растерянно смотрел на Колесника, а Колесник глуповато взирал на Росомаху. Немая сцена продолжалась недолго. Аграмов спросил философа:

- А где твой отец, юнга Поскочин? Не на флоте?

- Его уже нет. Он... пропал.

- А мать?

- Она уцелела. Теперь работает уборщицей.

Аграмов помрачнел. Сняв перчатку, он положил ладонь на стриженую голову Коли Поскочина.

- Только смотри, - внушил он ему, - чтобы Кант и Гегель не помешали твоим занятиям.

Тут каперанг заметил золотую голову Финикина.

- А ты? Учился до службы или работал?

- Работал в Ногинске на фабрике.

- Что делал?

- Точил иголки для патефонов.

Финикин с его иголками Аграмова не заинтересовал. Начальник Школы уже прицелился взглядом в другого юнгу, который стоял в сторонке и всей своей осанкой выражал внутреннее достоинство.

- Тоже работал? - поманил его Аграмов. - Или учился?

- Я... воровал, товарищ капитан первого ранга.

- Зачем?

- Так уж случилось. Отец погиб. Мать немцы угнали. Жить негде. Голод. Холод. Спасибо, что милиция меня подобрала.

- Как фамилия.

- Артюхов я... зовут Федором. По батюшке - Иваныч.

- Воровство на флоте строжайше карается.

- Я это хорошо знаю, - невозмутимо ответил Артюхов.

Аграмов, скрипнув кожаным пальто, повернулся к дверям.

- Кстати! - напомнил, задержавшись у порога. - Прошу вас, товарищи, чаще писать родителям. Обычно ваши мамы, чуть задержка с письмом от вас, в панике запрашивают командование, что случилось с их Вовочкой. Так избавьте мой штаб от лишней писанины. У нас и своих бумажек хватает... Пишите мамам!

Покидая кубрик рулевых, Аграмов позвал с собой Поскочина. Юнга долго беседовал с начальником наедине и вернулся взволнованный.

- О чем вы там? - спросил Савка, любопытничая.

- Не скажу, - ответил Коля.

Был месяц ноябрь - впечатляющий ноябрь. В этом месяце войска под Сталинградом перешли в решительное контрнаступление.

* * *

На том месте, где когда-то болталась ржавая доска с надписью "С. Л. О. Н.", теперь появилась новая надпись:

ШЮ ВМФ СССР.