Мальчики с бантиками - Страница 46

ебный отряд, живший в Кремле, вынужден потесниться, чтобы принять юнг-мотористов; там оснащенные аудитории, там на занятиях трещат клапаны дизелей... Всюду шла веселейшая перетасовка! Ротой рулевых будет командовать лейтенант Кравцов, под его начало попал и взвод боцманов. А два первых класса роты Кравцова приняли в свое подчинение знакомые старшины - Росомаха и Колесник... Как все хорошо! И черные роты уходили в черный лес, чтобы занять свои кубрики. Иногда слышалось:

- Рулевым - легкота: лево на борт, право руля. Это не то что у радистов. Плешь проедят разные там катоды и аноды!

- А вот дизелистам, тем еще труднее. Сопромат дают, как в институте. Механику, физику... А нам - ерунда: штурвал да флажки! Вот в кино рулевые: стоят себе на ветерке, баранку одним пальчиком покручивают...

Вдоль строя, развевая полами шинели, пробежал Кравцов:

- Прекратить болтовню! Или устава не знаете?

...Ничего-то они еще не знают. Но скоро узнают.

* * *

Расселялись в лесу поротно. Возле озера Банного осели в землянках радисты, а боцмана и рулевые - подальше от Савватьева, в версте от камбуза. Зато здесь было полное раздолье: сказочный лес на холмистых угорьях, вокруг плещут озера, а море недалеко.

- Вот на лыжах-то будем... Красота!

Равнодушных не было, когда занимали кубрики. Не обошлось и без потасовок - кто посильнее, старался выжить слабейших с верхнего, третьего, яруса коек, чтобы самому наслаждаться "верхотурой". В многоликой ораве сорванцов, что наехали сюда со всех концов страны, уже чуялся воинский коллектив, но еще не спаянный духом боевого товарищества. Это придет позже...

Савку тоже сшибли вниз - с мешком вместе.

- Товарищ старшина, - пожаловался он Росомахе, - а меня рыжий спихнул сверху и сам забрался под потолок.

Росомаха был занят. Он свой класс размещал по левому "борту" землянки, а Колесник судил, рядил и мирил двадцать пять своих рулевых - по правому "борту".

- Ну, чего тебе? - не сразу отозвался Росомаха. - Как звать рыжего?

- Не знаю. У него во рту еще зуб железный.

Росомаха задрал голову:

- Эй, как тебя там? Объявись, красно солнышко.

Из-за бортика койки вспыхнула ярко-огненная голова, словно подсолнух высунулся из-за плетня.

- А обзываться нельзя! - заявил юнга с высоты яруса, сверкая стальной коронкой. - Я вам не рыжий и не красно солнышко, а товарищ Финикин.

- Пошто, товарищ Финикин, ты маленьких обижаешь?

- И не думал. С чего бы это? Я и сам небольшой...

Ладно! Савка расстелил свой матрас в нижнем ярусе, у самой палубы. С наслаждением вытянулся на койке. До чего же хорошо, когда у человека есть свой постоянный уголок, куда он складывает вещи и где нежит свои мечты... Тумбочек юнгам не полагалось, но зато над головой каждого плотники приспособили полочку. Савка аккуратнейшим образом разложил на ней свое богатейшее личное хозяйство: два тома собственных сочинений, ярко-розовый кусок туалетного мыла, трафарет для чистки пуговиц и полотенце. Разложил все это и затих