Мальчики с бантиками - Страница 43

я. С подводной лодки "М-172" Фокин привез пакет сушеной картошки - большая диковинка по тем временам! Добродушно предлагал юнгам попробовать:

- Угощайтесь, пожалуйста. Не стесняйтесь.

Чемодан старшины был наполнен разными чудесами.

- А вот лампочка с моей "малютки". Дорогая память!

Обыкновенная лампочка пальчикового типа. Но она пережила большую передрягу:- баллон ее оторван от цоколя, под стеклом жалко болтались обрывки вольфрамовых паутинок. Фокин объяснял:

- Это недавно... в мае нас фрицы так бомбили, что все полетело кувырком. В отсеках плавал туман из распыленных масел. А с бортов отлетали покрытия.

- А почему вы ушли с подлодок? - спросил Джек Баранов. - Я бы за такое счастье держался руками и ногами.

- Нервы у меня истрепались... Врачи признали негодным. Вот и прислан на должность педагога.

- А чему вы нас учить будете?

- Мое дело хитрое - дело сигнальное...

В одно из воскресений Синяков внимательно следил, как Савка драит бляху ремня. Потрет суконкой, полюбуется зеркальным отражением своей личности, дыхнет пожарче, чтобы бляха слегка запотела, и с новым усердием драит, драит, драит...

- Стараешься, - начал Синяков. - Но чистеньким да гладеньким все равно жизнь не проживешь. Обязательно сам измараешься или другие в лужу толкнут. Знаешь, как писал поэт: "А вечно причесанным быть невозможно..." Вникни!

- Это ты к чему? - не понял его Савка.

- А к тому, чтобы ты не порол горячку. Тебе кажется, что ты фигура на флоте, а на самом деле ты пешка... жалкая и маленькая.

- Пока мы все тут люди маленькие, - согласился Савка. - Но через год мы уже запоем другие песни.

- Адмиралом во сне себя видишь?

- Для начала хотел бы я стать боцманом.

- Допустим, - засмеялся Витька. - Стал ты, доходяга, боцманом. А когда на гражданку тебя выкинут, кому ты будешь нужен со своей "полундрой"?

- Вот ты о чем! - прозрел Савка. - Но я на флот не за хлебом пришел. И за мое будущее ты не беспокойся.

В воскресенье юнг неожиданно вывели на улицу для общего построения. С моря тянуло обжигающей стужей. Намокшие и озябшие, юнги покорно стыли под ветром. Бескозырки наползали малышам на красные от холода уши. Юнги тихонько переговаривались.

- А чего стоим?

- Да стой. Тебе-то что?

- Мне ничего. Митинг будет, что ли?

- Опять, наверное, на аврал погонят.

- Может, с фронта какое известие...

От штабного дома, в окружении офицеров, двинулся на них совершенно незнакомый человек в кожаном пальто без нашивок. Лейтенант Кравцов молодцевато подошел к нему с рапортом.

- Товарищ капитан первого ранга, Школа Юнг построена по вашему приказанию для представления по случаю вашего прибытия.

Каперанг козырнул и пошагал дальше на юнг без тени улыбки. Лицом он напоминал хищного беркута. Из-под мохнатых бровей клювом налезал на сизые губы крючковатый носина. Глаза ярко горели. Неизвестно, что испытывали другие юнги, но Савка при виде этого человека вдруг мелко завибрировал. Казалось, что, слова