Мальчики с бантиками - Страница 28

зговоры, что "ишачить не нанимались", и от работ некоторые отлынивали.

- Сачок! - говорили о таких. - Опять сачкует.

Помимо морской терминологии, давно вошедшей в уставный и литературный обиход, существовал на флоте еще и жаргон К примеру, "гауптвахта" - слово пришлое из неметчины, хотя всем понятное; но как оно превратилось в "губу" - этого уже никакой академик не выяснит.

Когда один юнга говорил в бане другому: "Ну-ка, подрай мне спину мочалкой", - то это говорилось по-морскому точно, и греха в такой фразе не было. Но когда за обедом слышалось над мисками: "Рубай кашу живей!" - то это уже был не язык моряков, а глупейшее пижонство.

Савка Огурцов почему-то сразу невзлюбил дурацкий жаргон и тогда же решил, что он не станет осквернять свой язык. Сачков он называл по-русски лодырями, а на камбузе не рубал, а просто ел (или, как говорили любители уставов, принимал пищу).

Кремль тогда принадлежал учебному отряду.

- Видал-миндал? - говорил Синяков. - Вот как гайку у них закручивают... Ежели и нас таким же манером завернут, убегу.

- И станешь дезертиром, - отвечал ему Савка.

- Какой же я дезертир, коли присяги еще не давал. Я не дурнее тебя и сам знаю, что бежать после присяги опасненько...

Скоро юнгам выдали первое их оружие - противогазы. Конечно, они по-мальчишески тут же развинтили и свинтили все, что в противогазах откручивалось. Это кончилось для любопытных плохо, потому что юнг сразу погнали в герметические камеры, где их окуривали хлорацетафеноном. У кого противогазы оказались неисправными, те потом до вечера не могли открыть глаза, из которых струями текли обильные слезы.

Юнги изучали положения воинских уставов. Им велели твердо помнить нумерацию форм одежды.

- Вот сейчас вы одеты по форме номер три. При температуре воздуха до минус шести, когда положены шинели, форма будет шестой. Но если смените бескозырку на зимнюю шапку, это форма седьмая...

Выяснилось, что некоторым номерам юнги не могли соответствовать, ибо у них не было бушлатов, не было и белоснежных форменок - только фланелевки. Начинался бунт:

- А когда бушлаты дадут?

- У меня ботинки каши просят...

- Почему нам белых форменок не дали? Или мы других хуже?

- Спокойно! - утихомиривали юнг офицеры. - Форменок вы и не увидите, ибо на Северном флоте они не входят в форму одежды. Бушлаты выпишут позже. А кто, недели не прослужив, умудрился ботинки порвать, ну это, знаете ли... На вас не напасешься! По аттестату обувь выдается матросу на год службы. Нечего в футбол гонять булыжниками вместо мячей!

Занятия пошли на пользу, и скоро шутники изобрели новую форму для ношения в тропических морях. Они прыгали по койкам в нижнем белье и с противогазными масками на лицах:

- Стройся по форме раз - кальсоны и противогаз!

А за монастырем лежало глубокое Святое озеро, и юнги, стоило отвернуться начальству, нещадно, до сини, до дрожания губ купались в нем. Савка при этом сиживал на бережку.

- Огурцов, - звали его с воды, - полезай