Мальчики с бантиками - Страница 21

Колумба, кто-то восторженно прогорланил:

- Земля... вижу землю!

Стали отряхиваться, приводили себя в порядок. Драили трюмы. Уже обрисовалась вдали полоска берега, словно вырезанная из зеленого малахита. "Охотники" вдруг отвернули в открытое море - обратно.

"Волхов" воем сирены уже оповещал землю о своем прибытии. Медленно он заходил в сказочную гавань, прямо в лазурь которой обрывались замшелые стены крепости, сваленные из диких валунов. Старинные пушки глядели на пришельцев из узких бойниц, словно выглядывая из другого века.

Суетясь, юнги спрашивали у команды "Волхова"!

- Что же это такое? Куда нас доставили?

Готовя швартовы для подачи на берег, один матрос ответил:

- Соловки.

При этом Витька Синяков сплюнул за борт:

- Ну, вот мы и влипли! Это же знаменитая тюряга.

Витькины дружки сразу завели нудную песню:

Вот умру я, умру, похоронят меня,

И никто не узнает, где могилка моя...

Стены крепости наплывали все ближе. Черный конус крутился на вышке метеостанции. С поста службы наблюдения у корабля запрашивали позывные. По дороге из леса босая старуха гнала хворостиной большущую свинью. Скоро на причале показалась фигура военного моряка.

* * *

Лежал там грубо обтесанный камень. Если содрать с него мох, проступили бы древнеславянские письмена;

ОТ СЕГО ОСТРОВУ

ДО МОСКВЫ-МАТУШКИ - 1235 ВЕРСТ,

В ТУРЦИЮ ДО ЦАРЬГРАДА - 4818 ВЕРСТ,

ДО ВЕНЕЦИИ - 3900 ВЕРСТ,

В ГИШПАНИЮ ДО МАДРИДА - 5589 ВЕРСТ,

ДО ПАРИЖА ВО ФРАНЦИИ - 4096 ВЕРСТ...

А внутри острова - никем не тронутая глухомань. Через густой ельник едва проникают лучи солнца, горькие осины трепетно дрожат ветвями. В душных зарослях можжевельника и вереска, в россыпях брусники и клюквы кроются тропы зверей, еще не обиженных человеком. Среди обилия дикой малины, срывая ее пухлыми теплыми губами, бродят олени. Слепые лисицы живут на том острове - слепые, ибо чайки смолоду выклевывают им глаза, чтобы лисицы не воровали яиц из их гнездовий. А в глуши острова величаво покоятся десятки озер - красоты удивительной! И веками висит над лесом тишина, освященная древностью. Лишь бьется о берег море, гудят вершинами рыжестволые сосны да чайка, пролетая над озером, крикнет - и отзовется крик птицы над островом печально и одиноко...

Полтысячи лет назад на островах Соловецкого архипелага высадились первые русские люди. Это были новгородцы. Они и заложили обитель, ставшую потом столь прославленной. На островах нашли приют люди, гонимые властью. "Цари, охраняя свой покой, выбрасывали их сюда, в полное, казалось, небытие. А они и здесь продолжали думать и строить. На протяжении многих веков атмосфера Соловецких островов пропитывалась не только аскетической тоской и неудовлетворенностью отшельничества, она еще наполнялась огромной творческой энергией, которая и создала в конце концов чудо, имя которому Соловки!" Так пишут сейчас наши историки... Во времена монгольского ига, во времена смутные Русь хоронила от врагов в монастыре Соловецком древние