Мальчики с бантиками - Страница 162

т мой эсминец яростная забортная вода. Я был молод, но понимал: случись хотя бы одно попадание торпеды - и я буду похоронен здесь же, на своем посту; отправлюсь на грунт вместе с любимым гирокомпасом, который, пока мы живы, старается дать людям для победы все, что только способна дать человеку техника.

Смолоду я не был излишне сентиментален. Но когда война завершилась победой и мне надо было уходить с корабля, я на прощание обнял гирокомпас, как обнимают верного друга. Я тогда горько заплакал над ним, сознавая, как много он мне дал и как много я с ним теряю.

Иной раз - в мирной тишине квартиры - я спрашиваю себя:

- Была ли юность? Или приснилась она, как сон?.. Юность, конечно, была. И, по-моему, такая как надо!

Кончилась она в тот день, когда я последний раз выбрался по трапу из своего БП-II БЧ-I эскадренного миноносца "Грозящий". На память об этой юности остались две ленты - одна с именем эсминца, а другая - юнговская... Со смешным бантиком!

* * *

Я был демобилизован с флота, так и не дослужившись до матроса. В документах указано мое первое и последнее звание - юнга!

С тех пор прошло немало лет.

Нет, мы еще не старые,

Но бродит, тем не менее,

Знакомыми бульварами

Другое поколение.

Но и поныне я еще живу курсом, что дал мне гирокомпас, указавший дорогу в большую жизнь, в которой меня ожидали новые тревоги и новые напряжения души.

Конечно, не я принес Родине победу. Не я один приблизил ее волшебный день. Но я сделал что мог.

В общем прекрасном Пиру Победы была маленькая капля и моего меду.

Сейчас мне за сорок, и мне уже давно не снятся гулкие корабельные сны. Но до сих пор я иногда думаю о себе, как о юнге. Это высокое и почетное звание дает мне право быть вечно молодым. Юнгам флота не угрожает старость.

Эпилог последний

Человек и Море...

Это особая тема, и она все чаще волнует Человечество, соперничая с темой проникновения Человека в загадки Космоса.

В доисторические времена далекий предок впервые осторожно выбрался из моря на сушу, и его скользкие жабры вместо привычной воды с пронзительным свистом всосали в себя влажный удушливый воздух...

Это был наш предок, читатель!

Человечество зародилось в море. Не оттого ли в венах людских и поныне буйно пульсирует кровь - соленая, как и вода океанов? Не потому ли мы не устаем подолгу следить за поступью волн в безбрежии моря, которое пропитано солнцем и вечностью?

Что мы видим вдали? О чем мечтаем в такие минуты?

Море властно зовет нас в свою колыбель, из которой мы вышли и встали на ноги. И мы охотно откликаемся на этот зов.

Один видный ученый-океанолог, заглядывая в историю освоения морей Человеком, писал правдиво и возвышенно:

"Образ жизни моряков имел свои отрицательные следствия: беспечность, фатализм и грубость нравов. Однако, наряду с этим, он воспитывал у моряков и высокие моральные качества - самоотверженность, бескорыстие, настойчивость и героизм. Если эти человеческие качества когда-либо исчезнут,