Мальчики с бантиками - Страница 16

еня в свою комбинацию. Съесть три пайки сразу еще лучше, нежели только две. Кстати, будем знакомы - Джек Баранов, москвич, будущий подводник.

- - А почему ты Джек? - спросили его.

- Вообще-то я чистокровный Женька. Но я не понимаю, почему хуже называться Джеком. Вы Джека Лондона читали?

- Здорово пишет!

- Со временем собираюсь писать не хуже.

- Ого! Джек, но пока ты не Лондон, а только Лондоненок.

- Идет и это! Я разве обижусь? Итак, кинем жребий.

Но жеребьевку пришлось отменить за неимением монет и спичек. Договорились на словах, что обжорствовать начинает Савка: сегодня ему предстоит слопать сразу три пайки!

За ужином юнгам объявили, что завтра придут врачи. При этом у Савки екнуло сердце: опять станут крутить и щупать каждого. А вдруг обратят внимание, что левая рука у него не в порядке? Но старшины тут же его успокоили:

- Завтра всем будут сделаны уколы! Не отлынивать...

Большие чайники ходили вдоль длинных столов, а перед Савкой лежали сразу три горбушки хлеба. Только он было вознамерился запивать их чаем, как сзади к нему подкрался Витька Синяков:

- А-а, вот ты где затаился от суда истории...

Заметил три горбушки и заграбастал их себе.

- Ого, сколько ты нашакалил! С тебя еще семь таких же. Войди в мое трагическое положение: курить охота, а хлеб при случае можно обменять на табак. - И похлопал Савку по плечу, чтобы тот не раскисал. - Не плачь, дитя, не плачь напрасно. Спроси любого грамотного, и тебе скажут, что наедаться на ночь вредно.

Перед отбоем Савку прижали в угол Джек с Мазгутом:

- Слушай, ты зачем отдал наш хлеб этому прохиндею?

Савка признался, что, если бы не этот Синяков с его развитыми бицепсами, не видать бы ему флота как своих ушей.

- По-моему, - сказал на это Джек Баранов, - Витьке хлеба не давать, а лучше сообща набьем ему морду.

- Набей! - возразил Мазгут. - Ты ему банок накидаешь, а он доложит, что Савка врачей обдурил.

После чего друзья решили несколько вечеров поголодать, но чтобы Савка сразу рассчитался со своим вымогателем.

- И больше с ним не связывайся, - внушали они ему. - Врачей пока избегай. Приживись на флоте, чтобы тебя оценили. Попадешь на корабль, там доктора не такие живоглоты, как в тылу. Там тебя подлечат и - порядок... Пошли спать, ребята.

Но от Синякова не так-то легко было отвязаться.

- Уже кололи тебя? - спросил он Савку утром.

- Во какой шприц... А тебя?

- Моя нежная натура этого не выносит. Будь другом, подставь врачам попку и за меня. Назовись моей фамилией, как я когда-то назвался твоей... Или забыл услугу?

Пристав к очередной партии юнг, Огурцов покорно спустил штаны и принял второй укол. С болью чувствуя, как входит в тело игла, Савка уяснил для себя житейскую истину: одна ложь цепляется за другую, и из маленькой лжи вырастает большая ложь...

За два дня он рассчитался с Синяковым хлебом:

- Мы в расчете, и больше ко мне не лезь.

- Насколько я понимаю в политике, - ответил Витька, потрясенный