Мальчики с бантиками - Страница 136

тился в узкий отсек запчастей БЧ-III, похожий на слесарную кладовую. Дрябин извлек откуда-то прозрачный флакон из-под духов "Белая акация" и сказал мне:

- Дрябин не подведет... Сейчас тяпнем за дружбу!

- А что тут? - спросил я, замирая от страха. - Этим вот протираем минные прицелы. Линзы у нас чистенькие, а спирт остался.

- Я боюсь, - признался я. - Никогда не пил.

- Чепуха! Теперь ты уже не "Ю", а миноносник.

За неимением посуды Дрябин разбулькал флакон в латунные наконечники из-под фугасных снарядов. Из собственных наблюдений за жизнью я уже знал, что взрослые, выпив, спешат закусывать.

- А чем закусим? - спросил я, стремительно мужая.

Дрябин вытянул из угла отсека закуску - большой резиновый мешок, в котором плескалась какая-то жидкость.

- Запьем вот этим. Вместо пива... Чистейший дистиллят с примесью техноглицерина. Чем плохо? Ну, пей скорей...

Я был еще весь в тавоте и ощущал себя настоящим матросом. Поборов страх, я зашиб в себя весь фугас. Дрябин дал мне запить спирт водою из мешка, тягучей, как ликер, и сладкой.

- Почти лимонад! - сказал я, отдышавшись. - Только не шипит!

- За это не беспокойся, - ответил мне Дрябин, плотно закручивая пробку в мешке. - Валяй к старшине, дыхни на него как следует - и шипение на весь день тебе обеспечено...

Когда я выбрался из отсека, мир уже стал розовым. Мне было весело, и матросы ко мне принюхались:

- Во, сопляк. Успел набраться. Мы сколько лет гремим - и трезвые. А он первый день на эсминцах и уже дернул!

Я спустился в кубрик, положил голову на свой вещмешок и задремал. Вдруг слышу, как от люка с палубы просвистали:

- Юнгу - к замполиту.

- Да он не может. Пьяный валяется...

Из люка донеслось - ответное, со свистком дудки;

- Замполит уже знает! Пускай тащится какой есть...

- Пойду, - сказал я, вставая с рундука.

В каюте замполита стоял Дрябин, отчитываясь:

- Я же не зверь какой! Ежели человек мне добро сделал, так я тоже с ним не как-нибудь, а по-людски. Верно ведь?

- Могли бы, - отвечал замполит минеру, - не поить его спиртом, а выразить юнге свою благодарность.

Дрябин даже удивился:

- Деньгами, что ли, я ему выражу? Я же не зверь, а человек! Русский человек... Верно ведь? Ну, и налил ему, всего-то - вот столько! С гулькин нос. Как матрос матросу. А ежели он сразу с копыт полетел, так зачем тогда на флот подался? Сидел бы дома...

После минера замполит взялся за меня. На бумажке он подсчитал, сколько я, сукин сын, съел и сносил за время службы, во сколько обошлись государству мои педагоги и прочее. Когда он закончил роковой подсчет, я понял, что мне не выбраться из долгов до смерти. Тут я не выдержал и разревелся. Но замполит был мужчина с характером и слез моих вытирать не стал.

- А для чего, ты думаешь, тебя учили? - говорил он. - Чтобы ты, на эсминцы придя, казенный спирт хлебал? Это возмутительно, товарищ юнга... Как ты себя ведешь? Дай адрес отца, мы напишем, что его сын не оправдал доверие Родины