Мальчики с бантиками - Страница 129

ся. Мазгут добавил серьезно:

- Это правда. Сделали два перехода через Атлантику. Привели корабль, построенный для Северного флота... Всего неделю назад выспались в "собственной спальне его величества" - в Скапа-Флоу в Англии, потом пошли в Рейкьявик, на рейде там подсосали с танкеров топлива и рванули на дизелях домой!

Коля звал меня к себе:

- Пошли! Вообще-то наш "ТАМ-216" обычный конвойный тральщик, но союзники такие коробки называют корветами. У нас там полный сервис, поначалу даже противно было. Штаны гладит машина, картошку чистит машина, белье стирает и выжимает машина. Хочешь пить - жми кнопки, любая вода с сиропом, горячая или холодная, струей льется в рот. Матросу нечего делать только неси вахту!

За сопкой показались короткие, как пальцы, мачты незнакомого корабля. Их клотики были увенчаны массивными колпаками.

- Ходим с радарами, - пояснил мне Мазгут.

В кубрик команды вел широкий трап - не крутой, а пологий. Вместо поручней там висели фалрепы, обтянутые лиловым бархатом. Я так привык к нашей русской крутизне, что на пологом трапе чуть не сломал себе ноги. Друзья таскали из холодильника банки с соками.

Я спросил их, какая житуха за океаном.

- Живут, - рассказывает Мазгут. - Траура и голодухи не знают. Небоскребы не покачнулись. И барахла разного много. Поначалу-то глаза разбегаются. А потом быстро привыкаешь, будто так и надо. У меня в Касимове мама в сорок первом крапиву варила, а там гречу и кукурузу свиньям скармливают. Однако к русским относятся превосходно. Идешь, бывало, по улице. Видят - матрос из России. Каждая машина перед тобой остановится. Садись в нее, сочтут за честь. Сел, сразу руль тебе уступают. Веди сам! Куда тебе надо. Ну, мы вести машин не умеем. А чудаки такие были, что брались за руль. Шесть витрин во Фриско разбили. Так и въехали на машинах в магазины. Хоп хны! Даже штрафа не платили.

Я посмотрел на друзей попристальней и вдруг увидел в них красивых молодых людей, уверенных в себе и в том деле, какое они обязаны делать на благо победы. В этот момент, не скрою, мне захотелось и на себя взглянуть со стороны - насколько я изменился? Таков ли я, как они?

Мы расстались тогда, и наши пути-дороги разошлись.

Один только раз возле Канина Носа я видел, как, весь в бурунах пены, прошел "ТАМ-216": он вел так называемый свободный поиск противника. Время для меня текло тогда быстро.

Уже близился час нашей победы, когда я случайно прослышал, что на соседнем с нами "новике" служит радист-юнга. Ради любопытства я перескочил с борта "Грозящего" на палубу старого миноносца-ветерана. Эта встреча мне крепко запомнилась...

Сдвинув наушники на виски, в радиорубке эсминца сидел худой человек с проседью в волосах и страдальчески заостренным носом. Что меня особенно поразило, так это обилие электрогрелок. Четыре жаровни сразу окружали его. Он медленно повернул ко мне голову, и яс трудом узнал в нем Мазгута Назыпова.

- А где же Коля? - спросил я сразу.

...Это случилось в Карском море