Мальчики с бантиками - Страница 128

хнули. Весь в собачим меху, одежда простегана "молниями", а штаны исполосованы слоями засохшей морской соли.

- Я с торпедных катеров. Где люди? Забираю!

Он увел за собой боцманов, как рождественский дед уводит детей на метельный веселый праздник. Только сейчас Савка заметил, что Синяков остался в бараке; слонялся по углам.

- А чего тебя не взяли на катера?

- Вместе поедем до Ваенги. Меня туда запихачили на эсминцы... Конечо, не боцманом, а - в боцманскую команду.

В эти боцманские команды обычно зачисляли матросов, которые не имели флотской специальности. Ну, вот и доигрался Витька!

- Плевать мне - сказал он, явно рисуясь. - Мне бы только до самодеятельности добраться. Да чтобы в ансамбль флота проскочить. Я там запою... лучше вас всех! Такие, как я, не пропадут.

Савка через окно барака видел, как в метели, держа в руке вещмешок, бодро уходил Мишка Здыбнев. Флот был один, но корабли на нем разные. Корабли раскидывало, как людей. Савка всю войну не встречал Здыбнева, но имя его часто попадалось ему во флотской печати. После дерзких атак в Варанге-фиорде газеты не раз печатали Мишкины портреты. Здыбнев был снят в пулеметной турели, от лица - только овал, голова боцмана плотно облита штормовым шлемом бойца. И встретились они в одном поезде и в одном вагоне после войны! Савка ехал в Ленинград, а Здыбнев катил в Москву на Парад Победы - как представитель Северного Флота. Этот героичекий Флот Здыбнев представлял вполне внушительно: грудь колесом, усищи рыжие, плечи в сажень, а под бряцающими рядами медалей не видать сукна фланелевки...

Савка доглядел до конца, как метель закружила следы боцманов, уходящих на свои корабли - на жизнь или на смерть!

Наконец от дверей послышалось долгожданное;

- Внимание! Машина до Ваенги... Кому на эсминцы?

Савка схватил Синякова за рукав, потянул его из барака.

- Это за нами... пошли скорее. Наша очередь!

Эпилог четвертый (Написан Саввой Яковлевичем Огурцовым)

Была, если не изменяет мне память, ранняя весна 1944 года. Эсминцы качались, усталые, возле пирсов Ваенги. Я только что сменился с вахты, вдруг мне через люк кричат сверху:

- Ходи наверх! Тебя двое ненаших спрашивают...

Выбрался я на пирс. В самом конце его, вижу, стоят два парня. На спинах их курток проштампованы крупные литеры: "ТАМ-216". Подхожу ближе. Сами они длинные, чернущие от загара. Под куртками у них не тельняшки, а свитера из добротной шерсти.

- Не узнаешь? - спрашивают. - А ты, бродяга, тоже вырос.

Передо мною стояли Коля Поскочин и Мазгут Назыпов.

- Не ожидал, - говорю. - Где вы так успели загореть?

- Даю точный адрес: штат Флорида! - ответил мне Коля. - А загорали на пляжах Майами. Я даже не совсем поверил:

- Брось трепаться. Говори делом - откуда вы взялись?

- А я и говорю - пришли из Фриско, как зовут американцы Сан-Франциско. Ничего городишко... Спроси у Мазгута, он тебе подтвердит, что Сан-Франциско очень похож на его родной Касимов!

А сам хохочет, заливается.