Мальчики с бантиками - Страница 120

. С этим и скрылся за дверью.

Юнги обсуждали его мечту:

- Подлодки - это фантазия, а насчет флота Джек выбирать права не имеет. У него махонький троячок по метео затесался.

Гул голосов в аудитории вдруг прорезало тонким всхлипом,

- Никак разревелся наш Джек Лондоненок? ...

Баранов выбежал в коридор - весь в слезах.

- Тихоокеанский? - спросили его.

- Хуже, - отвечал он, горько рыдая.

- Так что же хуже-то?

- Записали на Волгу... А я так мечтал... Хана мне, братцы!

Подходили юнги из другой роты, спрашивали тихонько:

- Чего это с ним? Или умер у него кто?

- Да нет. Все живы. А его на речку запекли.

- Ох, бедняга! Пусть плачет. Может, море и выплачет.

- Да не верят слезам нашим. Им пятерки подавай...

- Жаль парня, - расходились чужаки. - Обмелел он крепко.

Росомаха увел Джека за собой, дал ему свой носовой платок.

- На реках, - утешал, - тоже войнища. А реки и в Германии есть. Вот Одер, вот Рейн... всю Европу проскочишь, а войну закончишь на набережной в Берлине, где Гитлер мечтал в лунные ночи!

- На чем проскочу-то? - убивался Джек, плача.

- На бронекатерах... на чем же еще?

- Я подводные лодки хоте-е-ел... чтобы мне погружаться!

Артюхов толкнул Савку к дверям: ...

- Или не слышишь? Тебя зовут.

Савка шагнул в аудиторию, представ перед комиссией.

- Ленинградец? - спросили его. - А кто там из родных?

Савка подробно рассказал про свою бабушку все, что знал.

- Отличник? - Офицеры за столом комиссии переглянулись, отложили Савкино личное дело в сторону. - Думается, что с этим товарищем осложнений не возникнет. Ему прямая дорога на Балтику.

- Нет! - ответил им Савка.

- Севастополь? - спросили его, улыбаясь.

- Не надо мне ни Кронштадта, ни Севастополя... Хочу Полярный! Пожалуйста, очень прошу, пишите меня на Северный флот.

- Учти, - отвечали ему, - что Ленинград ты сможешь повидать лишь после войны. Отпусков не будет, а флот в Заполярье очень грозный флот... Там тебе будет нелегко, даже очень трудно!

- Это я знаю, - ответил им Савка.

Через несколько дней ему встретился Аграмов.

- Хвалю! - сказал кратко. - Служа на Северном флоте, ты очень многое повидаешь. Больше, чем где-либо. Ты меня понял?

- Так точно.

- Гирокомпасы по-прежнему любишь?

- Даже еще больше.

- Иди.

- Есть!

В своем выборе Савка не был одинок. Сознательно избрали для себя Северный флот многие. Пряников от судьбы они не ждали. Будут штормы, ломающие корабли, как сухие палки. Будут туманы, когда "молоко" сбивается в "сметану". Будут морозы, от которых корабли принимают вид айсбергов. Долгая арктическая ночь нависнет над их мачтами.

Коля Поскочин сказал правильно:

- Чем труднее в юности, тем легче в жизни. Надо понимать!

* * *

Через несколько дней - "первая команда! - Черноморцы и азовцы становись! На этот раз - с вещами. Прощай, Соловки... Все давно ждали этого волшебного момента, но счастье омрачалось болью расставания. Увидят