Мальчики с бантиками - Страница 12

и:

- Лучше я тебе свой компот за обедом отдам.

- Зачем он мне? Ты дерни лучше за меня.

- А если застукают? Тогда ни флота, ни компота.

Савка даже обиделся:

- Ты же моря не видел! На что оно тебе-то?

Они разошлись, и Савка, ища поддержки, придвинулся к компании великовозрастных юнг, которые прятали цигарки в кулаках, тоже довольные жизнью. Среди них выделялся здоровяк, говоривший этак небрежно, кривя толстогубый ротище:

- Мы тут с ребятами из нашего двора магазинчик один накололи. Взяли патефон с пластинками, даже Лемешева пластиночки попались, конфеты "Кис-кис" и четыре бутылки водки. Ну, засыпались всей бражкой. Мне повестка: явиться тогда-то в милицию, к следователю. А тут шухер пошел по городу, что пацанов постарше в юнги записывают. Я вместо милиции к военкому. Ну, парень я здоровый, меня - сюда. А то бы засадили.

Довольный собой, он размял цигарку о радиатор парового отопления и зашвырнул окурок в угол коридора.

- А что нам! - добавил, не унывая. - Мне уже почти семнадцать. Еще бы годок покрутился дома, потом призыв - и в окопы. Так лучше уж в юнги. Тачка-то от нас не убежит!

Савка выбрал удобный момент и дернул силача за рукав.

- Как фамилия? - спросил он его.

Тот даже посерел от ярости:

- А ты кто? Из угрозыска, чтобы фамилию спрашивать?

- Да нет, я так. Мне бы кого посильнее.

- Или в ухо захотел посильнее? Могу по блату устроить.

- Постой! Меня вот, например, зовут Савкой Огурцовым...

- А что мне с того? - наступал на него верзила.

- Будь другом, - взмолился Савка. - Вижу я, что тебе сил девать некуда. Так спаси - выжми за меня...

- Что тебе выжать надо?

- Да эти килограммы. Хотя бы семьдесят! Здесь, смотри, народу сколько, все голые бегают, врачи уже затыркались с нами. Для них мы все на одно лицо. Будь другом...

Парень призадумался. Взял у Савки анкету.

- Идет! - сказал бодро. - А фамилию мою ты запомнишь на всю жизнь Синяков... Витька Синяков. Ясно?

Разделся, прикрыл себя Савкиным листом и смело шагнул к двери гимнастического зала. Скоро вернулся обратно.

- Я без очереди пролез. Сто двадцать пять, не мало ли?

- Ой, куда мне столько... Хватило бы и семидесяти! Вот спасибо, вот спасибо... Так выручил, так выручил, так выручил!

Витька Синяков проворно пролез ногами в штаны.

- Я с твоего "спасиба" здоровее не стану, - отвечал он. - И помни, хиляк, твердо: Витька Синяков даром никому и никогда ничего не делал и делать не будет...

За стенами Экипажа навзрыд пропели тревожные горны.

Свершилось!

* * *

Вот он, самый вожделенный миг - получение моряцкой форма. Впервые для них, еще вчера бегавших в школу, специально для их слуха распелись соловьями старшинские дудки!

- Ходи до баталера. Бегом по трапам!

И хотя в здании Экипажа обыкновенная лестница с перилами, отныне она становится трапом, столовая - камбузом, уборная - гальюном, полы палубами, потолки - подволоками, пороги - комингсами, а стены переборками. Ошибаться