Мальчики с бантиками - Страница 119

в кармане орех-двойчатку на счастье.

- Я верю в свою судьбу, - говорил он.

- - Валяй, верь, - отвечал ему Поскочин...

Джек Баранов шлепнул Колю по спине, прямо по гюйсу:

- Чего загрустил, философ?

- Я грустно-радостный, пишется через дефис, - сказал Коля. Радостный, что иду на флот. А грустный, что расстаемся...

- Флоты разные, но страна одна - встретимся!

- Этот вопрос остается для нас открытым, - отвечал Поскочин. - Не будем, ребята, забывать, что мы разъезжаемся не по домам из пионерлагеря. Мы едем сражаться, и правде надо смотреть в глаза... Все после войны мы собраться уже не сможем!

Двери навигационного класса, где заседала комиссия, вдруг распахнулись, и в коридор выглянул незнакомый капитан второго ранга.

- Товарищ Финикин... есть такой? Прошу в кабинет.

Сжимая в кулаке орех-двойчатку, Финикин исчез.

- Первый блин жарится, - заметил Артюхов.

Надзирательный "глазок" был предусмотрительно забит деревянным клином, чтобы юнги из коридора не могли подсматривать за своими товарищами. Игорь Московский приник ухом к скважине замка.

- Что там? - теребили его. - О чем говорят?

- Рыжий что-то о климате им вкручивает. Тепла ищет.

- Что он хоть просит-то у комиссии?

- Подлейшим образом на здоровье свое жалуется...

__ Мерзавец! - озлобился Артюхов. - Ему, сквалыге, в Сочи да Пицунду хочется, а сам из трояков не выгребался.

Весь в мелком поту, будто уже опаленный южным зноем, из класса вдруг мешком вывалился в коридор ослабевший Финикии.

- Труба, - сказал он, прислоняясь к стенке.

- Какой флот достался тебе? - Финикин с трудом отклеил себя от стены. , - Каспий, - вздохнул он, - еду в Астрахань.

Поскочин даже завыл:

- У-у-у, пыли там наглотаешься, как на вешалке!

Артюхов сунул к носу Финикина здоровущий кулак.

- Домудрился? Хотел где потеплее, чтобы ватных штанов не таскать? Вот и заблатовался в самое пекло. Будешь с канонеркой торчать в Кара-Богазе, куда воду из Красноводска танкером завозят...

Финикин молча пошел прочь. Это уже отрезанный ломоть.

- Все справедливо, - заметил Московский.

Выкликнули Артюхова, и через минуту он выскочил в коридор, сияющий, ликующий! Лез целоваться, нежничал:

- Есть Балтика! Даже не просил - сами назначили...

Федю в классе любили, и все радовались за него.

Вызвали Колю Поскочина, держали за дверями очень Долго. Слышался смех членов комиссии. Юнги в нетерпении подпирали стенки.

- Наш философ потравить обожает... заболтался там!

Поскочин вышел в коридор удивительно невозмутимый.

- Выбор сделан вне моего влияния. Вы же знаете, просить не стану... Комиссия сама решила за меня - На Север!

Савка расцвел и обнял его:

- Как это хорошо! Мы будем вместе.

- Ты же в комиссии еще не был.

- Но я уже решил, что на Север... только на Север!

От дверей объявили:

- Юнга Баранов, просим пройти в кабинет...

Джек вдруг весь сжался, напружинился.

- Любой флот! Только бы на подплаве...