Мальчики с бантиками - Страница 117

раг не учел то важное обстоятельство, что большинство соловецких озер соединено проточными каналами. Надо полагать, что течения - через эти каналы! - рассосали заразу по другим водоемам. Так что юнги получили отравление в меньшей степени, нежели рассчитывали враги. В этот трудный для Школы Юнг период капитан первого ранга Аграмов выглядел сильно постаревшим, озабоченным судьбою своих питомцев. Кажется, эпидемия не миновала его самого и его семьи, но Аграмов не слег.

- Экзамены сдадим в срок! - объявил он юнгам.

Савватьево замкнули в блокаде карантина. Лазарет уже вынес свои койки под открытое небо. Клуб тоже вплотную заставили койками. Однако настроение у юнг было отличное, и они рассуждали:

- Не помираем же! Так чего психовать напрасно?

- Нам поносы нипочем - мы по носу кирпичом!

К новым юнгам "старики" относились покровительственно:

- Мы оставляем вам хозяйство на полном ходу. Таких землянок, как у нас, еще не бывало в мире. Это подземные дворцы! Вам уже ничего строить не предстоит, Только учись. А поломались бы столько, сколько нам пришлось в прошлом году...

Прибывшие с гражданки новые юнги кидались на казенную еду так же алчно, как кидались на нее когда-то и "старики".

- Ничего, - утешали их. - Это у вас пройдет, как и у нас прошло. Даже в мисках оставлять будете. Кошек разведете...

Невзирая на эпидемию, начались экзамены. Выпускные. Самые ответственные. Отчет перед флотом, перед государством. Юнги сдавали экзамены, словно в шторм, - волна накатывала на другую. Один поток отчитается в знаниях - и в лазарет! Назавтра тянут билеты те юнги, которые только вчера из лазарета выбрались. Савка Огурцов не отличался крепким здоровьем но - странное дело! - болезнь его миновала. Было в классе Росомахи еще человек десять, которых общее поветрие не задело Вряд ли они чаще других мыли руки - просто случайность! Правда, врачей в Савватьево понаехало - пропасть: не успевали уколы делать, а на камбузе каждую миску оглядят - чисто ли вымыто? Припахивало карболкой и хлоркой в те дни. Но жизнь Школы Юнг продолжалась по графику.

В воздухе уже повисли тонкие паутины - вестники близкой осени. Из Кремля доходили слухи, что мотористы сдали экзамены. Приемная комиссия работала спокойно, но строго. Пятерки давались юнгам с большим трудом, но Савка от экзамена к экзамену шагал на одних "отлично", как и Коля Поскочин. Джек Баранов и Федя Артюхов выплывали в моря на четверках. Финикин скромно плелся на малых оборотах - троечки! Двоек ни у кого не было.

Враг просчитался: первый в СССР выпуск юнг состоялся точно в срок, не позже!

Осталось взять последний барьер - распределение на действующие флоты. Вот тут у каждого обрывалось сердце. Повезет ли?

- Я так и скажу: хоть режьте, только на Балтику!

- Мне подводные лодки, - бушевал Джек Баранов. - Пусть угроблюсь в первом же походе, но мечта должна осуществиться.

- Мне бы на Черное... Неужто не уважат?

Ждали приезда особой полномочной комиссии. Члены этой комиссии объективны