Мальчики с бантиками - Страница 116

очку из меня делают. Без косиц нет фасона...

С пригорка распоряжался командир роты:

- Старшины, разводите классы по кубрикам и сегодня же покажете товарищам юнгам, как правильно завязывать бантики...

Расходились как оплеванные. Поскочин сказал:

- Черт с ними, с этими бантиками! Но как ходить, если у тебя на лбу золотом горит грамматическая ошибка...

Перед Росомахой предстал Федя Артюхов:

- Товарищ старшина, не хотел бы портить праздника, но и терпеть больше не в силах... Уж такое дело! Извините меня...

- Да что с тобою? Краше в гроб кладут...

Артюхон был нехорош, его скрючило в дугу. Он не стал пришивать погоны на фланелевку, в руке безвольно болталась ленточка.

- Ни до чего мне сей день! Не могу... больно.

- А до гальюна ходил?

- Кто же там не бывал? Только святые... Тащите в санчасть. Стыдно сказать, но самому, кажется, не доползти... Не повезло!

Федю увезли в Савватьево, а в роте рулевых допоздна не смолкал галдеж, заглушаемый прокуренным басом Витьки Синякова:

- Что-о? Мне-е? Ба-а-антик!

Утром в роте многих не досчитались. Выяснилось, что юнговская Бутылка всю ночь напролет бегала между ротами и Савватьевым, отвозя в санчасть внезапно заболевших юнг.

- А что с ними?

- То же самое, что и с нашим Федей Артюховым...

* * *

Выпуск близился, и флоты наплывали на них, издали подымливая перегаром угля, гулким выхлопом мазута и бензина. Пристрастие юнг к тем флотам, которые они облюбовали для себя, выражалось последнее время даже в песнях. Поклонники Черноморского флота заводили:

Севастополь, Севастополь

Город русских моряков...

Не сдавались им сотни мечтающих о мглистой Балтике:

Кронштадт мы не сдадим

Моряков столицу...

Маленький хор североморцев постепенно тоже крепчал:

Мы в бой идем за отчий край

За наше Баренцево море!

Выпуск близился, и враг его почуял. Не удалось ему сорвать учебу пожарами - он пошел на преступную диверсию. Фашисты провели нечто вроде локальной бактериологической войны - отравили соловецкие озера! Расчет простой: идет юнга по лесу; ему жарко, обязательно напьется из ближнего озера. Берега покрылись тушками мертвых ондатр, которые первыми испытали на себе силу яда. Отравленные зверьки плыли к берегу и беспомощные, жалкие, умирали в камышах. Савватьевский лазарет был уже переполнен до отказа, когда по дороге из Кремля потянулись в Савватьево колонну юнг нового второго! - набора. "Старики" встречали "молодежь" на шоссе:

- Москвичи есть? - окликали. - Ну, как Москва?

- Строится... повеселело!

- Горьковчане? Ярославские? Какова там житуха?

- Ничего. Ждут, когда война кончится...

Пополнение временно распихивали кого куда. Еще не спаянные воинской дисциплиной, юнги нового набора сразу попали под удар эпидемии. Кажется, противник и выжидал, когда перенаселенность в Савватьеве создаст антисанитарные условия, чтобы покончить со всеми юнгами сразу. Неизвестно, какую отраву забросили диверсанты в озера. Возможно, враг