Мальчики с бантиками - Страница 110

аправлении советские войска продолжали наступление.

* * *

Танковая битва на огненной Курской дуге закрепляла успех нашей армии.

- Когда же на флот? - волновались юнги. - Так мы к шапочному разбору едва поспеем... А когда ленточки? А когда погоны?

- Тиха-а! Все будет.

* * *

Аграмов был удивительный человек. Уже пожилой капитан первого ранга, как говорится, без минуты адмирал, он не гнушался лично проводить с юнгами парусные занятия. Вот раздалось долгожданное:

- Весла шабаш! Рангоут ставить.

Сколько ошибок сразу совершили они! Гребцы правого борта должны левую руку взять под рангоут, а правой обхватить тело мачты. С левого борта наоборот. Надо помнить, что движение часовой стрелки - главный ориентир в движении рангоута. Первый блин всегда комом, и попытка кончилась тем, что загребного Финикина юнги треснули мачтой по рыжей башке.

- Ой, зззвери! - рассвирепел он от боли.

Аграмов пока не вмешивался, только подал Финикину пятак:

- Остуди в воде и приложи. До свадьбы заживет. А на свадьбе расскажешь невесте, как тебя на флоте мачтой били...

Финикин опустил руку за борт, остужая пятак, но вода показалась ему теплой. Он сунул руку в море ниже локтя:

- Ой, вот где лед-то!

- А ты как думал? - ухмыльнулся Аграмов, наблюдая за возней юнг с такелажем. - Успевают прогреться только верхние слои моря. А в Баренцевом вода вечно ледяная...

Мачта уже вошла в степс, ее тело юнги прихватили к банке скобою нагеля. Теория и практика - вещи разные. Савка назубок знал вант-путенсы, банты и боуты, кренгельсы и люверсы. Но совсем иное дело, когда с этими названиями надо схватиться на практике. Ветер рвал штанги из пальцев, а сырая шкаторина паруса, обтянутая понизу тросом, больно стегала по лицу, полоскаясь на ветру с гулким хлопаньем, словно стреляла пушка.

- Скверно! - сказал Аграмов, закуривая папиросу и пряча обгорелую спичку обратно в коробок, чтобы не мусорить в море. - С такими успехами вам, ребята, не на флоте служить, а работать где-нибудь... в раздевалке!

Он приказал спустить парус, разобрать рангоут и зачехлить его, как было раньше. Дьявольская работа началась заново, но Финикина мачтой уже не огрели по голове - и на том спасибо. Аграмов заставил юнг проделать всю операцию с постановкой рангоута раза четыре подряд, пока не наловчились.

- На фалах! Паруса поднять... Выбрать фалы, черт бы вас взял! Осади галсы... Шкоты, шкоты держи! Не хлопай ушами!

На берегу шкоты - обыкновенные веревки. Но в море они ведут себя, как бешеные гадюки. Савка даже взмок, удерживая их, а Федя Артюхов сорвал ноготь, кровью забрызгал штаны. Сидеть под парусом на банках уже нельзя когда поставлен парус, команда перемещается на днище. Капитан первого ранга убрал флаг с кормы.

- Разрешаю свистеть, - сказал он, меняя на руле румпель. - Старые марсофлоты свистом подзывали к себе нужный ветер и свято верили в чудеса...

Настал покой и тишина. Все примолкли. Каперанг ловко "забрал" ветер в парус, и шлюпка легла