Мальчики с бантиками - Страница 108

аявил классу:

- Поступило деловое предложение: всей бражкой рвануть на Эльтон и Баскунчак. Организуем там свою флотилию под названием "Не тронь меня, а я тебя и сам не трону!" Кто - за?

Джек Баранов отвечал Коле:

- Мальчик, ты не шути, а то мы тебе салазки загнем...

Теперь об этом можно рассказать без утайки - дело прошлое: никто из юнг не желал попасть на Тихоокеанский флот, где не было войны. Юнги отмахивались от Каспия и разных флотилий на реках. Честно говоря, не было охотников служить и в преддверье Арктики - на Северном флоте. Вот об этом Савка частенько и размышлял. За время войны колоссально выросло боевое и международное значение Северного флота. По сути дела, этот флот в боях вырабатывал новые традиции - освоение пространств и гигантских коммуникаций. Битва проходила во мраке ночи на длинной океанской волне, покрытой морозным туманом. Это была страшная битва без оглядки на спасение, когда любой результат боя складывался из неумолимой формулы "Смерть или победа!". Постепенно созрело решение.

- Я, - сказал Савка, - попрошусь на Север. Мне нравится этот край... Помните, как по радио выступали? "Кто сказал, что здесь задворки мира? Это край, где любят до конца, как в произведениях Шекспира, сильные и нежные сердца!"

Финикин его выбора не одобрил:

- Охота тебе добровольно в такую холодрыгу соваться? Загонят на Новую Землю, и будешь там айсберг, как эскимо, сосать...

Но у Савки нашелся хороший защитник.

- Огурцов прав! - вступился Поскочин. - Балтика и Черное - это же две старинные бутылки с узкими горлышками. Пробка - и флоты запечатаны, как тараканы в банке. Наша армия берет сейчас такой разбег до Берлина, что в этих бутылках война вскоре закончится. Атлантика - вот где непочатый край! Именно на коммуникациях океана и будет главная борьба. Если уж говорить честно, - закончил Коля, - то Средиземное море тоже русское море! Два столетия подряд Россия имела в составе своего флота особые эскадры, которые так и звались - средиземноморскими!

Был очень жаркий день, и юнги наблюдали редкое явление рефракции. На горизонте, чуть ниже облаков, возник поднятый над морем большой город со старинной церковью. Высились портовые краны, возле лесопилок стояли под загрузкою корабли. Лейтенант Зайцев на уроке объяснил юнгам:

- Очевидно, это была Кемь на поморском берегу. Возможно, что и с материка в этот день могли видеть наш соловецкий Кремль...

А потом роза ветров повернулась в хаосе циклонов, и над Соловками закружился обильный снег. Правда, солнце тут же растопило его и снова зачирикали птицы, но снежный буран в июне был примечателен, и Финикин стал поднимать на смех Савку.

- Вот тебе край, где любят до конца. Это здесь такая заваруха, а поближе к Шекспиру еще не так шибанет. Кусишь еще локоть.

- Я сквозняков не боюсь, - отвечал ему Савка.

Один Коля Поскочин помалкивал о своих планах.

- Конечно, - заметил четверочник Джек, - он же у нас отличник, ему все карты в руки. Любой козырной флот себе выберет.