Мальчики с бантиками - Страница 105

?

- Я так далеко ушел, что совсем запутался в лесу...

Кравцов выслушал его и заглянул прямо в глаза:

- Ну, а теперь, Огурцов, ты все-таки скажи мне правду.

Пришлось рассказать все.

- Когда-нибудь, - сказал Кравцов, - с вашими фокусами я под трибунал загремлю. Голова-то на плечах имеется? Пять часов утра. Вокруг ни души. А ты, не умея плавать, ныряешь носом вперед... Растеряйся на секунду, глотни воды, как воздуха, и - амба! Мои погоны - ладно, но о своей-то жизни ты подумал?

- Я подумал. Удельный вес моего тела меньше удельного...

Лейтенант не дал ему закончить:

- Дурак ты! Только потому, что ты живой стоишь передо мною, я тебя прощаю. А утопленника я бы отправил на гауптвахту... Иди!

* * *

Вот и первые похороны. Один все-таки потонул. Лошадь влекла за собой скорбную телегу, на которой лежал юнга. Гроб был открыт, вовсю засвечивало над смертью солнце. Руки покойного сложили на синем треугольнике казенной тельняшки. Мрачно, нехорошо завывали в тоске трубы духового оркестра. Школа Юнг шла за гробом, и шаг был необычен - с оттяжкой, особо замедленный: траурный шаг похоронной процессии. Над свежей могилой класс боцманов залпом из карабинов сказал: "Прощай!"

Возвращаясь с похорон, юнги говорили:

- Вот бедняга! Он никогда не выйдет в море...

А сегодня уже не видать берегов: вот оно - море, море, море! Гребля на шлюпке не только спорт, но и сложное мастерство. По два гребца сидят на одной банке. Оба спиной к носу, а лицами в корму, где у транцевой доски расположился старшина. У каждого весло: одна рука - на вальке, другая обхватила рукоять. Только невежды думают, что матросы гребут руками. Нет! Гребец работает всем корпусом, мускулы его спины свиваются в крепкие веревки. Настоящий матрос знает, что вся сила движения шлюпки собрана в конце гребка. Оттого-то в этот краткий рывок вкладывается вся энергия мускулов, нервов и духа.

Старшины в такт гребле испускают пронзительные вопли:

- Два-а-а... рраз! Два-а-а... ррвок!

При выкрике "раз" лопасть выскакивает из воды, и развернутое горизонтально весло молнией отлетает к носу шестерки. С бурлением лопасть захватывает воду для следующего гребка.

- Два-а-а... ррвок!.. ррвок!

Шлюпка идет толчками. В самом конце гребка спина гребца должна лечь на колени юнги, что сидит позади. Неукоснительное требование: замах весел делать как можно дальше. При вырывании весла из воды не полетишь вверх тормашками, ибо ноги продеты в петли на днище шлюпки. Поначалу трудно. Весло захватывает не воду, а воздух. Волна поднялась чуть выше, и весло чуть ли не до самого валька погружается в воду. Никак его не выдернуть из моря, хоть вытаскивай торчком из-за борта, как палку. Моряки в таких случаях говорят: "Поймал щуку".

- Ой, у меня весло уплыло! - кричал Коля Поскочин.

Старшина, ругаясь, клал шестерку в развороте, юнги с хохотом выручали весло из волн.

- Башку теряй, не жаль, а весло - это тебе не башка!

Белое море - море чудесное. Никто бы раньше не