Мальчики с бантиками - Страница 102

лота дальше, но ясно одно, что шлюпка всегда останется главным инструментом в воспитании моряка. Невозможно перечислить все те функции, которые исполняет шлюпка в быту флота. Легче сказать о ее последней, как бы заключительной роли в жизни моряка - при гибели корабля шлюпка его спасает!

- Прошу, - сказал Аграмов, - повторить теорию и устройство шлюпки. Вам предстоит масса удовольствия сопряженного с тяжким трудом. Обещаю романтику и мозоли тоже! Не только на руках, но и на тех местах что в былые времена использовались для сечения... В итоге практики у вас должны развиться сноровка, глазомер, быстрота реакции на опасность, способность выходить из критических положений. Ваша воля укрепится. Наконец, что самое главное, вы заглянете в бездну моря...

Аграмов считался лучшим знатоком шлюпочного дела в стране, он был автором учебника по шлюпке, который составил до войны для подготовки офицеров флота СССР, теперь эту книжку штудировали и юнги.

С камбуза Савка возвращался печальный.

- Ты чего, словно муху проглотил? - спрашивали его.

- Да так... особых причин нету.

На самом деле причина была. Савку буквально уничтожила фраза Аграмова: "Вы заглянете в бездну моря". Сколько уже раз, когда другие купались, он сидел на берегу, отнекиваясь, - мол, не хочется сегодня. А теперь перед ним открывалась пучина, и не было сил сознаться перед товарищами в неумении плавать. В этот день Савка не просто заснул - он погрузился в сон, как в омут, его затягивала страшная, свистящая воронками глубина... Бездна!

Ранняя побудка сорвала юнг с коек, как по боевой тревоге. Схватив штаны от робы и надевая их на бегу, через пять секунд юнги занимали место в строю. Следовала команда: "Бего-ом... арш!" - начиналась обычная пробежка. Но сегодня Кравцов повел роту в другом направлении. Рулевые дружно топали к роте радистов. Вот и крутой спуск - прямо с обрыва к озеру Банному...

Савка, работая локтями, сказал на берегу:

- Не может быть, чтобы сейчас... вода-то еще холодная! - Он еще не верил, что его разоблачение состоится сегодня.

Кравцов, стоя на берегу, уже взмахивал рукой:

- Первая шеренга... в воду! Вторая... пошла!

Взметая каскады брызг, рушились юнги на глубину. Шеренгами - по четыре человека в каждой. Задние ряды уже поняли, в чем тут дело, и торопились снимать штаны, которые бросали тут же, где стояли. Савка штанов не снял, а даже крепче вцепился в них.

- Двенадцатая шеренга... в воду! - кричал лейтенант.

Послышался чей-то жалобный вскрик:

- Я не умею плавать. Скажите, чтобы задние не толкались.

- Еще что выдумал? В воду! Задние тебя поддержат...

Глубина начиналась сразу от берега. Боком-боком, таясь товарищей, Савка нырнул. Но не в озеро, а в кусты! Бежал в лес. Прочь от роты. Как можно дальше от своего позора. Казалось, его преследует издевательский хохот: "Смотрите, он не умеет плавать!" На секунду заскочил в пустой кубрик, схватил свою робу. Отчаявшись, весь исколотый когтями шиповника, вломился в бурелом. Бежал