Особенности русской ультразвуковой диагностики

Совпадения имен, фамилий и названий больницы просим считать случайностью, все же остальное - злостной и преднамеренной провокацией.

Иван Павлович Бирюков, специалист по ультразвуковой диагностике внутренних и наружных органов, врач повышенной категории, прибыл в больницу без десяти восемь утра. Его доставил личный автомобиль - БМВ седьмой серии, длинный и сверкающий на солнце, оснащенный стереосистемой, видеомагнитофоном, минибаром и персональным шофером. Иван Павлович вышел из машины, махнул рукой и сказал шоферу:

- Езжай, Прохор. Приедешь за мной в три. Купи бутылку виски и полкило осетринного балыка. Нет, лучше килограмм. И изволь не опаздывать.

После чего захлопнул дверцу.

Здание больницы имени Семашко, отделанное розовым мрамором и темно-красным гранитом, радовало глаз строгим великолепием. Уборщицы ползали по плиткам тротуара и терли их мыльными щетками. Садовник ехал по траве на электрической газонокосилке. Пели птицы. Все было как обычно.

Иван Павлович шел по ковровой дорожке, рассеянно отвечая на приветствия. Какой-то мужчина даже удостоился его рукопожатия - кажется, это был заместитель губернатора. Симпатичная девушка бежала за Иваном Павловичем и пыталась вручить ему цветы, но была задержана бдительной охраной. Под аплодисменты собравшихся Иван Павлович вступил в прохладный вестибюль больницы, стеклянная дверь автоматически закрылась за ним, отделив его от жары и шума улицы.

"Ах, эта слава, - подумал Иван Павлович, - ох уж эта популярность... Как все это утомляет"...

Эскалатор поднял его на третий этаж. Массивная дубовая дверь, золоченая табличка. Цифра 43, отделанная маленькими бриллиантами. Кабинет номер сорок три, известный всей стране. Рабочий кабинет доктора Бирюкова.

- Как вы сегодня свежо выглядите! - воскликнула медсестра Тамара Коронатьевна. - В бассейне уже побывали с утра?

- Да, разумеется. Здоровье - превыше всего. - Иван Павлович потянулся всем своим сильным, тренированным, хорошо ухоженным телом. - Что у нас новенького, Тамара Коронатьевна? Корреспонденция свежая есть?

- Два письма - из Варшавы и Сиднея. Факс из Нью-Йорка пришел, приглашают вас на конференцию. Все расходы оплатят, как почетному гостю.

- Пустячок, а приятно, - промурлыкал Бирюков. - В Америку, пожалуй, съезжу, давненько уже там не был. Звонил кто-нибудь?

- Этот, индеец, Камасутрамурти, приятель ваш. Я сказала, чтоб перезвонил, но, по-моему, он не понял. Пять лет уже человек звонит, а человеческому русскому языку никак не научится...

- Не индеец, а индиец, - поправил медсестру Иван Павлович. - Я же просил с ним повежливее, Тамара Коронатьевна. Все-таки академик, лауреат Нобелевской премии...

- Видели мы таких лауреатов, - проворчала Тамара Коронатьевна. Ботинки не вытирают, по-русски говорить не могут. Вот Папа римский вам звонил, и то по-русски разговаривал.

- Ну ладно, ладно... - Иван Павлович облачился в ослепительно белый халат, поправил перед зеркалом французский галстук. - Сколько пациентов у