Искусство тварей

– Так, бери их по одной и аккуратно нанизывай, – голос звучит слабо, едва слышно.

– Да, бабушка, – второй голос звонок, словно песня весенней капели. – Ой, а это что за штуковина, с острыми зубчиками?

Доносится стук, словно бьются друг об друга маленькие твердые предметы.

– Это крышка от пивной бутылки, – в слабом голосе можно различить грусть.

– Ой, какая красивенькая! Блестящая, и нарисовано на ней что-то! А откуда она взялась? И что такое пивная бутылка?

– Слишком долго рассказывать. А откуда взялась – папа принес ее из последнего похода Наверх.

– А что там, Наверху? – любопытства в звонком голосе хватит на десятерых.

– Думаю, что ничего хорошего, маленькая. Развалины, ветер и застилающая небо пыль…

– А что такое ветер и небо?

– Ветер – это такое дыхание, сильное и холодное. А небо – очень высокий потолок, синий, как твои глаза.

– Ого!

– Не отвлекайся, смотри, ты повесила два кусочка стекла подряд!

– Ой, я сейчас исправлюсь! Между ними можно вставить вот эту железку. Она такая правильная, круглая, с циферками. Ведь ее можно, да?

– Можно, – обладательница слабого голоса, судя по всему, улыбается. – Вряд ли мы теперь сможем на нее что-то купить.

Вновь слышен стук, за ним приглушенное звяканье.

– А теперь вот эту прозрачную… бабушка, а из чего она сделана?

– Это называется пластик. Осторожнее, не порежься!

– Не бойся, бабушка! – в звонком голосе звучит полная уверенность в своих силах, невозможная и ненормальная для взрослого. – Я очень ловкая! И даже сама убила ножом крысу. Ну, крысенка, маленького, в две ладони!

Доносится негромкий скрежет, словно чем-то острым скребут по твердой поверхности.

– Вот, и дырочка готова! Бабушка, а почему у меня на руке шесть пальчиков, а у тебя – пять?

– Это из-за грязи, – слабый голос опасно дрожит.

– Неправда! Я всегда убираюсь в своем углу! Там чисто!

– Не из-за этой грязи. Из-за другой, невидимой. Она в воздухе, которым мы дышим, в воде, которую пьем, – слова прерываются судорожным вздохом. – Очень много ее Наверху, но и здесь от нее не спастись, не укрыться… Мы болеем от нее, а крысы становятся больше и злее…

– Не плачь, бабушка! Ты расстроилась, что у тебя меньше пальчиков? Хочешь, я отрежу и отдам тебе один свой! У меня и на ногах по шесть!

– Спасибо, маленькая, не надо. Работай дальше.

Слышно увлеченное сопение.

– Бабушка, – хозяйка звонкого голоса не может молчать долго, – а как называется то, чем мы тут с тобой занимаемся?

– Раньше, когда мы еще были людьми, это называлось искусством…

– А теперь мы не люди?

– Существ, которые живут так, как мы, людьми назвать нельзя, – слабый голос звучит задумчиво, – теперь мы всего лишь твари, как крысы, тараканы или черви…

– А папа сказал, что у нас есть ум, а у крыс – нет!

– Если бы у нас был ум, то мы бы не пустили в ход те ужасные штуки, которые породили невидимую грязь. Но ты не отвлекайся, а то не успеем закончить. Придет мама и позовет тебя