Преступник

Будильник ворвался в сон трубой Судного Дня. Николай с трудом разлепил глаза, оторвал от подушки голову, тяжелую, словно с похмелья. Через окно вливался тусклый осенний рассвет, вставать не хотелось.

Рядом заворочалась жена. При взгляде на нее сердце кольнуло воспоминание о вчерашней измене. О глупой и ненужной, в общем-то, интрижке с молоденькой танцовщицей из ночного клуба.

Гоня прочь неприятные мысли, Николай поспешно выбрался из кровати и пошлепал в ванную. На завтрак и сборы потратил минимум времени, и когда выходил из квартиры, короткая стрелка на часах стояла точно на цифре восемь. Занявшись бизнесом, он думал, что денег и свободного времени будет много, но, как выяснилось, избыток первого означает тотальную нехватку второго…

На улице, где Николая дожидалась его «Ауди», моросил мелкий дождь. В зеркалах лужиц отражалось серое небо.

Едва устроился за рулем, как затренькал сотовый. Николай мрачно поглядел на него, подумывая, не удавить ли гадину, но вспомнив, сколько намечено дел, решил с этим пока повременить.

– Да, это я. Что? Обязательно, в девять… Да… Да…

Продолжая разговор, он завел машину. Сытым котом заурчал двигатель, и «Ауди» мягко двинулась с места.

Если бы не телефон, Николай заметил бы бомжа вовремя. А так сгорбленная фигура, замотанная в какие-то тряпки, возникла перед капотом совершенно неожиданно.

Николай ударил по тормозам, одновременно выворачивая руль. Раздался глухой удар, затем визг насилуемого металла. Проехав еще несколько шагов, машина остановилась.

– Сука! – рявкнул Николай, ощущая, как сердце леденеет от запоздалого испуга.

Выйдя из салона, он тут же бросился осматривать машину. «Ауди», к счастью, не пострадала.

Облегченно вздохнув, Николай подошел к сбитому им человеку. Тот лежал на спине и глухо стонал. На сизом лице, заросшем седой щетиной, было написано страдание. От бомжа исходила смесь запахов помойки и винного магазина времен советской власти. Рядом с ним валялась рваная сумка, из которой недоброжелательно смотрели горлышки пивных бутылок.

– Козел старый, – безо всякого сочувствия сказал Николай. – Напоролся с утра и лезет, куда не попадя! Еще повезло тебе, что жив остался!

Он огляделся. Двор, окутанный утренним сумраком и пеленой дождя, был пуст. Даже если кто и стал свидетелем наезда, вряд ли побежал звонить в ментовку. Да и кому есть дело до вечно пьяного бродяги?

И плюнув на и так мокрый асфальт, Николай направился обратно к машине. Ровно в девять ему надо быть в офисе, а еще предстоит пробиваться через неизбежные утренние пробки…
* * *

Дверь за чиновником налогового управления бесшумно закрылась, и Николай облегченно вздохнул. Тактично всученная взятка позволила решить довольно напряженную проблему.

Закряхтев, он выбрался из мягкого кресла, приоткрыл дверь кабинета:

– Ирочка, сделайте кофе. И пригласите через пять минут Андрея.

– Хорошо, Николай Кириллович, – прозвенел голосок секретарши.

Николай прикрыл дверь и подошел к окну. Раздвинул