Дело смеющейся гориллы

1

В понедельник утром, без пяти минут десять, Перри Мейсон, держа под мышкой упакованный в коричневую бумагу сверток, свободной рукой снял шляпу и запустил ее в сторону бюста Блэкстоуна, венчавшего собой книжные полки позади его рабочего стола.

Шляпа, лениво заложив несколько виражей, шлепнулась прямо на мраморное чело великого юриста, придав тому нелепо залихватский вид.

Делла Стрит, личная секретарша Мейсона, вскрывавшая за своим столом утреннюю почту, восторженно захлопала в ладоши.

— Да, в этот раз действительно неплохо получилось, — с мальчишеской гордостью согласился Мейсон.

— Блэкстоун, — заметила Делла, — наверное, в могиле перевернулся.

Мейсон улыбнулся:

— Он давно уже привык. Последние пятьдесят лет адвокаты только и делают, что водружают свои шляпы на благородное чело Блэкстоуна. Это вообще характерно для нашего времени.

— Что именно?

— Бросание шляп.

— Боюсь, я не вполне улавливаю.

— Пару поколений назад, — объяснил ей Мейсон, — юристы были на редкость занудными людьми. Заложив руку за борт пиджака, они произносили высокопарные речи по всем правилам ораторского искусства. Их офисы были обязательно украшены бюстами Блэкстоуна. А вот молодых юристов, унаследовавших бюсты вместе с конторской мебелью и грудами кодексов, просто выводило из себя напыщенное самодовольство, застывшее на каменной физиономии этого старикана.

— Тебе, наверное, нужно сходить к психоаналитику, шеф, — сказала Делла Стрит. — Блэкстоун, вероятно, символизирует для тебя нечто, против чего ты неосознанно пытаешься бороться. А что это за сверток у тебя?

— А черт его знает, — ответил Мейсон. — По-моему, я пытаюсь бороться с дремучими предрассудками. Я заплатил за него пять долларов — я имею в виду этот сверток.

В голосе Деллы за показным возмущением скрывалась нежная снисходительность:

— Я надеюсь, ты не собираешься записать это в служебные расходы?

— Конечно, собираюсь. А иначе, по-твоему, что такое «общие расходы»?

— И ты даже не знаешь, что там внутри?

— Я купил его не разворачивая.

— Трудновато мне будет вести отчетность, если придется занести в графу расходов пять долларов за пакет, в котором неизвестно что лежит… Как это тебя угораздило?

— В общем, — произнес Мейсон, — дело было так…

Он улыбнулся.

— Ну а дальше что? — спросила Делла Стрит, тоже не в силах удержаться от улыбки.

— Помнишь некую Элен Кэдмас? Тебе ни о чем не говорит это имя?

— Несколько странное имя, — сказала она. — Мне кажется… Постой, не та ли это девушка, что покончила жизнь самоубийством, прыгнув в море с яхты какого-то миллионера?

— Да, да, именно она. Бенджамин Эддикс, довольно эксцентричный миллионер, отдыхал на своей яхте. В открытом море его секретарша, Элен Кэдмас, бесследно исчезла. Предположили, что она прыгнула за борт. А в этом свертке… давай-ка взглянем, что тут написано.

Мейсон перевернул сверток и прочитал:

«Личные вещи Элен Кэдмас. Офис судебного исполнителя».

Делла Стрит вздохнула:

— Я уже столько