Сумасшедший в горах

Не оплакивай Былого,
О Грядущем не мечтай,
Действуй только в Настоящем
И ему лишь доверяй!
Жизнь великих призывает
Нас к великому идти,
Чтоб в песках времен остался
След и нашего пути,
След, что выведет, быть может,
На дорогу и других
Заблудившихся, усталых
И пробудит совесть в них.

Генри Уодсворт Лонгфелло
"ПСАЛОМ ЖИЗНИ"

Шла десятая минута полета.

Мидлтон спокойно сидел в кресле, время от времени поглядывая на экран бортового локатора. Пока "Кондор" вела автоматика. Однако мишень могла появиться и раньше положенного времени, так что ухо надо было держать востро.

Это были уже третьи боевые стрельбы за последний месяц. Работа, ставшая привычной. Ночные дежурства, стрельбы, барражирование, снова дежурства, опять стрельбы... Свободного времени, конечно, мало, зато кормят на убой и платят хорошо. А Лайза подождет. Три года в авиации дадут и свой коттедж, и неплохой банковский счет в придачу. Да и безработица не грозит: президент Карреда явно готовится к войне.

Мидлтон взглянул на курсограф - истребитель был в нужном квадрате. Летчик впился глазами в экран. Вокруг висели плотные облака. Ни земли, ни солнца не было видно: сплошной серый кисель за бортом. Мидлтон изготовился к стрельбе и стал ждать появления мишени.

По фонарю вдруг забегали изумрудные звездочки, и тут же слева ослепительно брызнули солнечные лучи. Мидлтон на несколько мгновений потерял зрение, а когда оно вернулось, на экране уже появилась отметка от мишени. Бортовая ЭВМ быстро выдавала на дисплей курсовые параметры. Мишень шла прямиком на Столицу. У нее оказалась такая скорость, что Мидлтон удивленно присвистнул. Это был явно не тихоходный гроб-бомбовоз, давно доживший свой век. Это было что-то другое. Мидлтон послал запрос, и у него пересохло во рту: цель не дала сигнала "Я - свой". Он быстро нажал кнопку связи с землей.

- Первый! Первый! - скороговоркой пробормотал он, облизал пересохшие губы и хрипло откашлялся. - Я - "Циклон". Наблюдаю неизвестный объект. Курс - 90, на Столицу. Жду указаний.

Земля молчала. Он повторил запрос. Ответа не последовало. И тогда он понял, что принимать все решения придется ему самому. И отвечать за них тоже...

Он прибавил скорость и пошел на сближение. Он был спокоен. Решение принято... Возможно, все это лишь выходки Слона. Ребята рассказывали, что полковник любил создавать на стрельбах всякого рода неожиданные ситуации. Ну что ж, Слон будет доволен своим учеником.

Цель быстро приближалась, и вскоре Мидлтон смог рассмотреть ее. Это был вообще не самолет. Это был какой-то шар-не шар, эллипсоид-не эллипсоид. Весь он был серебристый, и за ним начисто отсутствовал инверсионный след.

- Что за чертовщина? - вслух произнес Мидлтон. - Никак НЛО?

У него мгновенно вспотела спина, но он сразу взял себя в руки, сжался в комок и стал прикидывать, как ему сделать маневр так, чтобы машину вынесло сзади и выше цели. Какая-то мысль мешала ему, стучалась в сознание, но он отогнал ее как назойливую муху