Еще одна охота

Пауль Брэди был смикос. Слово это, понятное только жителям В***, да еще неугомонным служителям национального парка, было удобным искажением другого слова, означавшего «самоубийца». Большинство ожиревших мерзавцев, приезжающих в В*** под занавес курортного сезона, об этом не знали. Для них смикос были лишь живым развлечением, живым до поры до времени, – людьми, получавшими деньги за риск. Вполне нормальный бизнес.

Сейчас в В*** осталось всего четверо смикос. Пауль Брэди был самым удачливым из них – он занималься своим делом уже девять лет и пока не собирался уходить на покой. Обычно смикос погибали на третий год, если им удавалось пережить первый. Поэтому на первый и на третий сезон ставки были значительно большими и, понятно, они увеличивались с каждым следующим сезоном. За свою десятую охоту Пауль Брэди мог получить большие деньги – большие, чем нужно для долгой и счастливой жизни где-нибудь в не особенно дорогом райском уголке. Если он останется жив, конечно.

… Итак, главной его задачей было остаться живым. После того, как были сделаны все ставки (о размерах ставок Брэди мог только догадываться) и Брэди проник сквозь подкоп на запретную территорию, окруженную двойным электроограждением, ему оставалось победить или погибнуть. Если бы Брэди попытался вернуться в город без ремня из слоновой кожи, его бы вскоре застрелили на одной из темных улиц: закон больших денег.

Поход обычно длился около месяца. С собой Брэди не имел ничего, кроме ножа.

Прожить в саванне месяц без всяких припасов было делом несложным для профессионала. Главной опасностью были хищники. Например, львы – так думали богатенькие толстячки, заправляющие игрой. На самом деле здешние львы не были опасны для человека, знающего как себя вести. Львы были сыты и уважительно любопытны. Брэди знал, что, куда бы он ни шел, один или несколько львов неотступно следуют за ним. Если не бежать и не поворачивать им навстречу, то львы не нападут. Куда опаснее были гиены. Но эта опасность возникнет позже – тогда, когда львы отстанут. Они обязательно отстанут – львы не заходят на территории, где пасутся черные слоны.

Брэди шел, чтобы убить черного слона. Желательно самку, это стоит дороже.

Желательно немолодую самку, лет тридцати пяти – сорока. Старые самки, наученные жизненным опытом, были наиболее агрессивны и наиболее опасны. Поэтому начинающие смикос убивали лишь молодых самцов. Слониху нужно было убить, используя только нож – и в этом была вся соль игры. Потом нужно было вырезать ремень из слоновой кожи – как доказательство – и вернуться обратно, не напоровшись на патруль.

Патруль стреляет в браконьера без предупреждения, и только поэтому парк до сих пор существует.

Четыре дня Пауль Брэди пробирался сквозь травяной лес. Плотные стебли нигде не опускались ниже восьми футов, поэтому ориентироваться можно было лишь по солнцу. Иногда трава сменялась кустарником примерно той же высоты; редко, милях в десяти – пятнадцати друг от друга, росли деревья, на которые Брэди взбирался с