Шаги за спиной

1

У крутого песчаного склона река разливалась в небольшое озеро, потом, вильнув, уходила в другую сторону. Внизу, вдоль самой реки, тянулась тонкая пешеходная дорожка, местами переходила в призрак дорожки, местами появлялась снова. Впрочем, по дорожке никто не ходил. Автомобильная дорога шла по холмам. через лес, ныряла вверх и вниз, просто сказочно. Все интересное было вверху: вид как на открытке, милая компания, идея костра с шашлыками. Они приехали на двух Москвичах, вишневом и оранжевом. Оранжевый принадлежал Пашке, крутому мальчику с богатырскими плечами и усами а-ля старые цирковые силачи. В правом усе несвоевременный проблеск седины мементо мори. С Пашкой приехал давний, хотя и не близкий друг Валерий. Бывают вполне дружеские отношения, когда друзья держатся на расстоянии; на расстоянии километров, месяцев между встречами, поверхностных фраз. И все равно, дружба глубока. Есть слишком много видов дружбы, чтобы обьединять их в одном затасканном слове. Пашка жил один, на окраине, любил рыбалку до странности (в детстве было то же самое), знал о рыбалке все и всем делился. Раза два они выезжали вдвоем с Валерием и Валерий не поймал просто ничего, хотя и следовал дружеским советам.

Был ещё слабознакомый Гена, взятый по причине наличия второго Москвича. Остальные - трое девочек, наловленных специально к случаю. С девочками повезло: именно тот баланс распутства и скромности, которого не хватает большинству. Большинство соскальзывает с этой грани.

Днем Валерий продемонстрировал свое умение удить рыбу (вышло впервые в жизни), попрыгал в воду с дерева и побоксировал с Пашкой. Последнее - с закономерным исходом. Школьные друзья, они с третьего класса все делали вместе. Вместе записались на гобой, вместе бросили, вместе влюбились в пятом в какую-то старушую Нэллю, вместе записались на бокс. Года через два Валерий бросил бокс и занялся музыкой. Пашка продолжал заниматься и где-то даже выступал, хотя и не выигрывал ничего.

К вечеру все успели накупаться, напрыгаться в воду, нацеловаться невзачай и обменяться данными о себе. Пришло время шашлыков. Хотя разжигать костры было строго запрещено очередным грозным объявлением по радио, полянка над песчаным обрывом была полностью выжжена. Не взяв большого греха на душу, они разложили новый костер. Ветви навалили на высоко спиленный смолистый пенек. Стало тихо с потрескиванием - особенный, насыщенный покой, который бывает только в приречном лесу у костра. Никто толком не умел готовить. Костер прогорел быстро, шашлыков не получилось. Начинало темнеть. Темнота собиралась пока только в лесу; небо над рекой продолжало сиять.

Через дорогу, метрах в ста, горел ещё один костер. Там гуляли четверо или пятеро. Гуляли во всю, что-то праздновали. Орали, дрались и выглядели довольно буйно. Девочки слегка побаивались, но расслаблялись, взглянув на Пашку. Пашка несокрушим, как памятник вождю.

Пожалуй, пора уезжать. Маленький праздник закончился. Еще полчаса и все. Никто не хотел одеваться, хотя комары настаивали.